4. Семеновская история

В 1820 году произошла история в Семеновском полку. Этот старейший гвардейский полк русской армии обладал определенными неписаными привилегиями. Объяснялось это тем, что почти все солдаты этого полка были ветеранами наполеоновских войн. Они были награждены крестами и медалями за самые кровопролитные сражения, и обращение с этими солдатами было не таким, как в обычном армейском полку. Там царили довольно либеральные порядки. Полковой командир генерал Потемкин всячески это культивировал, но его перевели на другое место службы, а полк возглавил полковник Шварц — типичный солдафон-строевик. Он первым делом начал подтягивать дисциплину.

Естественно, солдаты, не привыкшие к такому обращению, стали волноваться. Офицеры (почти все — участники тайного общества) буквально умоляли своих солдат не выступать. Бунта не было — было волнение, возмущение. Но и этого было достаточно, чтобы императору, который находился на очередном конгрессе за границей, доложили, что произошло чуть ли не вооруженное восстание. Последовал высочайший приказ о том, что полк надо раскассировать — формально полк оставался Семеновским, но солдат развели по разным полкам, как и офицеров, а на их место набрали новых. С одной стороны, терялись боевые традиции, а с другой, по всей армии от этой истории, что называется, пошли круги (рассказывали, что царь не контролирует ситуацию, что у него плохие советники, что полк оболгали).

Когда Александр вернулся в Петербург, командир гвардейского корпуса генерал Васильчиков положил ему на стол не донос о том, что творится, а точную справку. Доносить было не нужно, потому что донос подразумевает тайный сбор информации, шпионаж и т. п. Генерал же сообщил только то, что было известно всем, и Александр получил полные сведения о Союзе благоденствия. Такую же записку написал будущий шеф жандармов Бенкендорф. Александр прочитал и был очень недоволен, но при этом заметил, что поскольку он в начале царствования сам насаждал подобные либеральные идеи, то ему неудобно за это наказывать. Тем не менее, в 1821 году гвардия отправилась на маневры в Литву на полтора года, чтобы немного «проветриться». Александр полагал, что этим все и закончится. Одновременно в Москве состоялся съезд Союза благоденствия, на котором Тургенев, один из лидеров общества, посчитал, что союз должен быть распущен. Собрание приняло соответствующее решение, и Тургенев циркулярно оповестил всех о том, что общества больше не существует.

Но если в Северной Пальмире Союз благоденствия фактически приказал долго жить, то на юге России, наоборот, все шло совсем иначе. Там Пестель работал неустанно над совершенствованием общества, его структуры, над оформлением его цели. Центр общества был в Тульчине, а две другие управы — в других штабах армии в разных местах. Собрание общества проходило регулярно каждый год на контрактовой ярмарке в Киеве. Там они обменивались информацией и решали насущные вопросы.