2. Аустерлицкое сражение

Казалось, такие действия если не сулят громкой славы, то во всяком случае являются бесспорным достижением. У австрийцев оставалось не очень много боеспособных частей, но из России подтягивалась гвардия, подтягивались дополнительные части и на позиции. В местечке Оломуц русская армия насчитывала около 100 тысяч человек вместе с 15–20 тысячами австрийцев. Приблизительно столько же было и у Наполеона. Прибывший в армию император Александр вместе с австрийским императором желали сражения, поскольку им казалось, что французы, оторвавшись от своих баз, находятся в невыгодном положении. Главнокомандующий русской армией Кутузов был убежден, что сражение будет проиграно. Он говорил об этом совершенно откровенно императору и его окружению, но Александр — самодержец всероссийский, человек очень не простой и неглупый, — обладал одним недостатком: он был не способен к военному делу.

Несмотря на предупреждения Кутузова, сражение было дано и было полностью проиграно русской армией, причем с очень большими потерями. Под Аустерлицем погибло очень много людей, были разбиты лучшие русские части, и хотя гвардия и другие войска сражались очень храбро, но само руководство войсками было утрачено в первые же часы битвы. Во многом этому способствовала диспозиция, написанная австрийским генералом Вейротером, который служил еще во времена Суворова, но, тем не менее, вся его кабинетная стратегия стоила в реальных условиях очень мало.

Аустерлиц стал особой победой для Наполеона, поскольку это было годовщиной его коронации, и Аустерлиц был вечным стыдом русских войск, хотя они были в этом не виноваты. Кутузов никогда не мог забыть этого позора. Он был ранен в Аустерлицкой битве и чудом избежал пленения. Уже в конце 1812 года, победив Наполеона, он говорил офицерам: «Вы помните? Я не виноват в Аустерлицком поражении». И он действительно был не виноват.

После этого разгрома австрийский император тут же прислал к Наполеону парламентеров, и тот милостиво согласился вступить с ним в переговоры, но с непременным условием, чтобы русские войска покинули территорию Австрийской империи. Таким образом, Австрия пошла на сепаратный мир, а Россия должна была отвести свои войска за границу.

Казалось, что этот урок не мог пройти бесследно не только для России, но и других европейских монархов, но дальше произошла очень курьезная история со вступлением Пруссии в войну. Если читать изложение этого события у академика Тарле в книге о Наполеоне, то создается впечатление, что это просто не поддается никакому рациональному объяснению.

Осенью 1806 года Пруссия начала военные действия против Наполеона. Она была разбита в течение каких-то двух недель, причем полный разгром прусской армии произошел в знаменитой битве при Ауштедте-Иене, в двух сражениях, происшедших в один день в двух городах неподалеку друг от друга. Прусская армия прекратила свое существование, после чего все главные крепости прусской монархии сдались без единого выстрела; французы просто подходили к очередной крепости, с пушками или без, и крепость сдавалась. Деморализация Пруссии в 1806 году кажется совершенно невероятной. Таким образом, третья коалиция была уничтожена в 1805 году, а в 1806 году перестало существовать Прусское королевство в прежнем своем виде, поскольку по условиям мира, который продиктовал прусскому монарху Наполеон, Пруссия лишалась очень многого.

Оставалась Россия, которая не вела переговоров о мире с Наполеоном и была вынуждена действовать в Польше. Кампания 1807 года поначалу даже обнадеживала. Русской армией командовал генерал Беннигсен, один из основных деятелей событий 11 марта 1801 года — человек, бесспорно, хладнокровный. В сражении при Пултуске успеха, в общем-то, не было ни у французов, ни у русских войск — была ничья. Генерал Беннигсен докладывал, что он разбил Наполеона, а французский генерал Ланн говорил о своей победе. Следующее сражение разыгралось зимой, в метель, у города Прейсиш-Эйлау и было чрезвычайно кровопролитным: на поле боя остались лежать десятки тысяч трупов от каждой стороны. Говорили, что это было самое страшное сражение за все время наполеоновских битв. И хотя русская армия отошла в боевом порядке, но и французская армия отошла, а впоследствии сам Наполеон, командовавший французскими войсками, говорил русскому дипломату: «Поскольку вы отвели свои войска после окончания сражения, то я его назвал своей победой». Французы ничего не добились. Но наступало лето, и в сражении при городе Фридланде (сравнительно недалеко от Кенигсберга) Наполеон, наконец, смог нанести решающее поражение русской армии. Надо сказать, что многие старшие офицеры полагали, что именно летом Наполеон сумеет одержать победу, и указывали Александру на то, что надо срочно начинать переговоры с французами, а его брат Константин Павлович сказал за день до сражения, что проще дать каждому солдату заряженный пистолет и велеть застрелиться — результат будет тот же. Сражение при Фридланде изобиловало трагическими эпизодами. Русская армия с большим трудом держалась на позициях, но потом была сбита, попала в тактическое окружение и могла быть полностью уничтожена, но Наполеон не преследовал русскую армию и дал ей спокойно уйти за Неман. Это было расценено как желание Наполеона вести переговоры.


Пленка пвх прозрачная китайские пвх прозрачной пленки.