1. Преемственность политики Екатерины II

Постараемся окинуть взглядом, в каком состоянии была Россия в начале второй половины XVIII века и что Екатерина получила в наследство. У нас существует довольно стойкая традиция именовать императрицу Екатерину Великой как бы по образу и подобию Петра. Традиция эта, прямо скажем, возникла в царствование самой Екатерины. Не случайно на постаменте Медного Всадника существует надпись: «Petro primo Ecaterina secunda» (соответственно, если Петр Великий, то и Екатерина должна именоваться так же), и многие полагают, что реформы, проводимые Петром, в той пли иной степени были продолжены Екатериной.

Екатерина была чрезвычайно умной правительницей, всячески подчеркивала преемственность своих дел по отношению к Петру, но, строго говоря, она это делала формально. Она любила говорить о том, что сама никогда не пишет никаких новых указов, а посылает секретарей посмотреть в архиве бумаги Петра Великого и, как правило, они находят там искомое — из того, что Петр задумал, но не успел воплотить в жизнь. Здесь было немало кокетства, потому что во многом она получила уже сложившуюся ситуацию, которую стремилась только подправить. Единственный аспект ее деятельности, который действительно производит чрезвычайное впечатление, это внешняя политика, ее реализация в процессе войн с Турцией, Польшей и т. д. Если брать финансы, вопрос о крепостном праве, положение дворянства и т. д., то здесь Екатерина сделала не так уж много. Мы должны остановиться на том, что было сделано до нее, как было сделано, зачем — то есть дать обзор состояния России, которое сложилось к моменту вступления Екатерины на престол.

Мы уже отмечали, что когда Петр умер, он своим законом о престолонаследии обеспечил России на довольно значительный период хаотическую смену властителей на троне, в которой не было ни логики, ни преемственности, и это не могло не наложить определенный отпечаток на все, что происходило в эти годы.