1. Основные особенности периода

Основанием происходящего был закон о престолонаследии, который Петр подписал 5 февраля 1722 года. Закон этот гласил: каждый монарх имеет право распорядиться относительно своего преемника, т. е. фактически завещать престол тому, кому он сочтет нужным. Странный закон. На Руси престол традиционно переходил от отца к сыну, а если монарх был бездетным, то к его брату. Это была, если хотите, неписаная традиция, которую Петр нарушил. Почему?

Единственным объяснением (и об этом писал Ключевский) является следующее: Петр, боясь, что его дело будет развалено уже не сыном, который был казнен, а внуком, решил этим законом создать юридическую базу для устранения людей, которые могли разрушить то, что он пестовал всю жизнь, на что он положил жизнь собственную и не жалел жизней чужих: российскую государственность. Бесспорно, им руководили, как ему казалось, благие и дальновидные намерения. Но получилось все абсолютно наоборот, и эта история лишний раз является иллюстрацией знаменитого выражения: человек предполагает, а Бог располагает.

Итак, закон о престолонаследии был издан 5 февраля 1722 года. Петр умер в январе 1725 года и не успел, по иронии судьбы, оставить распоряжение о том, кому все передать. Последними его словами якобы были слова: «Отдайте все…», а кому — сказать он не успел. Так оно было или это присочинили — не в этом дело. Короче говоря, он не оставил никакого распоряжения, следовательно, его собственный указ не был реализован. Возник весьма любопытный прецедент — и юридический и государственный, возникла коллизия, которую необходимо было разрешить. Страна была монархией, империей, власть была самодержавной, а теперь оказалось, что во главе ее никого нет. Что делать?

Единственной силой, которая могла что-то решить, оставался Сенат — тот самый Сенат, который и должен был управлять государством в случае отлучки государя. Петровский Сенат представлял собой собрание людей, бесспорно, очень способных. Петр, как известно, знатность считал в зависимости от годности. Но часто так бывает, что способности не идут рука об руку с нравственными достоинствами, а власть развращает людей. Трудно было предполагать, что Меншиков в такой ситуации способен думать о чем бы то ни было, кроме собственной выгоды. Все остальные в этом ничуть от него не отличались. Налицо оказалось столкновение представителей двух русских аристократий — старой, боярской, и новой, которая еще недавно ваксила сапоги, торговала блинами и т. д. Меншиков, Ягужинский, Остерман и ряд других, менее знаменитых, прекрасно понимали, что если к власти придет старая аристократия и возобладает старая традиция наследования власти, то им придется чрезвычайно солоно. Поэтому они начали действовать как люди, способные абсолютно на все.

Здесь сразу же проявилось полное пренебрежение к тому, о чем заботился Петр. Он считал, что интересы государства превыше его собственных интересов. Здесь же, наоборот, личные интересы представителей новой знати оказались выше, чем интересы государства и заветы их благодетеля Петра. На месте закона сразу возникло беззаконие, и это стало прецедентом на многие годы вперед.

Попытаемся сначала разобраться в чисто формальной стороне дела, а именно в том, в какой последовательности происходила смена российских императоров и императриц на троне.

Было два брата: царь Иван Алексеевич и царь Петр Алексеевич. Иван Алексеевич прожил недолго, был женат один раз на Прасковье Салтыковой, считался царем вполне старообразным. У него было две дочери: Екатерина (она была замужем за герцогом Мекленбургским, поэтому напишем: Мекленбургская) и Анна (Курляндская). И Мекленбург, и Курляндия были очень небольшими герцогствами. Курляндия — это район вокруг Риги, а современная Елгава, тогдашняя Митава, была столицей Курляндии. Мекленбург тоже был весьма незначительным государством. Тогда Германия была не единой страной, а состояла из колоссального количества герцогств, королевств, княжеств. В некоторых из них нельзя было стрелять из пушек, потому что ядра улетали к соседям, но, тем не менее, все они имели свои владетельные фамилии. Петр в свое время, желая оказывать влияние на германские дела, устраивал своих племянниц замуж за герцогов этих немецких местечек. У Петра от первого брака был сын, царевич Алексей, у которого тоже был сын Петр (вошедший в нашу историю как Петр II). Это прямая линия от первого брака с Евдокией Лопухиной («монахиней», как выражался Петр). Но мы знаем, что Петр был женат второй раз — по одним сведениям, на прачке, по другим на вдове, если не на жене, какого-то курляндского или шведского кирасира. Достоверно известно, что она была в услужении у пастора Глюка.

Екатерина Алексеевна, вторая супруга Петра, имела 11 человек детей, из которых в живых остались только две дочери: Анна (Голштинская) и Елизавета (которую хотели выдать замуж за французского короля, за прусского короля, еще за кого-то, а впоследствии попытались выдать замуж даже за собственного ее племянника, который был моложе ее).