9. Поражение под Нарвой и его последствия

В это время Петр получил известие о том, что наконец подписан мир с Турцией. На следующий день он объявил Швеции войну, а еще через день его полки выступили к Нарве. Дело было осенью, в сентябре. До Нарвы нужно было маршировать не меньше месяца. Русские войска там оказались в конце октября, начали правильную осаду, но Петр настолько был не в курсе событий, что появление армии Карла XII в 20 верстах от русского лагеря явилось для него полной неожиданностью. Шведы узнали об осаде Нарвы быстрее, чем Петр узнавал о том, что делают шведы, и, пользуясь огромным флотом, перевезли армию под Нарву, что фактически предрешило исход нарвской осады.

Петр не стал дожидаться боя и уехал в Новгород. Некоторые считают, что он струсил. Ничего подобного: Петра испугать можно было, вероятно, только один раз, когда ему было 17 лет и он бежал в Троице-Сергиеву Лавру. Здесь же он прекрасно понял, что войско, которое не очень хорошо снабжено снарядами, не очень хорошо накормлено, плохо отмобилизовано, не сможет оказать серьезного сопротивления шведам, тем более что командовал русским войском наемник — герцог де Круи (или де Круа), который при первых же выстрелах сдался шведам вместе со своим штабом.

В этом бою покрыли себя славой Семеновский и Преображенский полки, а колоссальная дворянская конница, которая могла бы попросту растоптать шведов при своем количестве, позорно бежала. Масса солдат попала в плен (офицеров Петр потом выкупал).

Карл XII не чаял таких успехов, был ими поражен и всячески стремился к тому, чтобы как можно скорее избавиться от русских пленников и русских частей, потому что их было больше, чем его армия. Поэтому разрешали уходить и с оружием, и без оружия — только бы ушли подальше.

В Европе гремела слава юного шведского короля, которому едва ли было 17 лет. По случаю его победы была выбита такая медаль: на одной стороне царь Петр сидел у костра, и соответствующая надпись гласила: «Седе Петр у огня и греяся», а на другой он бежал — «исшед вон, плакася горько». Петра этим нельзя было удивить, но он понял, что война такой, как он ее себе представлял, кончилась, а будет что-то совершенно иное.

У Петра было драгоценное качество: в момент наибольшей опасности он предпринимал обычно безошибочные шаги. Поэтому сразу же после поражения под Нарвой он начинает реформировать русскую армию. Он создает новую артиллерию взамен той, которая была потеряна под Нарвой, и действительно переливает на орудия какое-то количество новгородских колоколов. Троице-Сергиева Лавра дает Петру огромную сумму денег на воссоздание армии — добровольно — он не изымал эти деньги. Петр выдвигает на первые места русских военачальников, имена которых впоследствии навсегда войдут в историю русской армии и России: Шереметев, Репнин и Алексашка Меншиков — «Данилыч», который проявит себя как великолепный кавалерист и замечательный тактик, человек, создавший русскую кавалерию.

Казалось, Карл XII должен идти к Новгороду добивать русскую армию как предписывает стратегия. Но этот бесспорно одаренный тактик оказался никудышным стратегом. Он считал, что раз с Данией кончено и с Петром тоже, то дальше надо покончить с саксонским курфюрстом (он же польский король), и отправился за ним в погоню. И гонялся несколько лет — как выражался Ключевский, он надолго увяз в Польше.

Польшу наводнили шведы, Польша была разграблена всеми, кто там воевал. Был избран новый король, на этот раз уже ставленник шведов. В Польше началось разделение на шведскую и польскую партии, была и русская партия. Короче говоря, Польша полностью «демократизировалась».


Грузнет московская транспортная компания "ТК-ТАТ".