Награды чинами и титулами

24 января 1722 года Петром I была утверждена «Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных, которые в каждом классе чины». Этот документ лег в основу всей системы чинопроизводства и воинской службы Российской империи вплоть до 1917 года.

До Петра I на Руси известны были только думные чины, строившиеся исключительно по знатности рода (бояре, окольничьи, думные бояре, думные дьяки), и чины придворные: дворецкий, стольник, спальник, постельничий, ясельный, стряпчий, ловчий, кравчий, сокольничий, чарочник и т. д. Петр I заменил их иностранными названиями и ввел ряд новых. В каждой из трех новых основных служб устанавливалось 14 классов.

 

Рукоположение диакона в просвитеры

Саны православного духовенства присваивались в зависимости от того к «черному» (т. е. монашествующему духовенству) или к «белому», не монашествующему духовенству, принадлежал тот или иной служитель Русской православной церкви.

Черное духовенство подразделялось в царской России и подразделяется сегодня на пять санов (сверху – вниз): митрополит, архиепископ, епископ, архимандрит и игумен. Первые три сана составляют ранги епископского звания и могут именоваться «архиерей». Общий титул для митрополита и архиепископа – «ваше высокопреосвященство», для епископа – «ваше преосвященство». И всем трем санам принадлежит общий титул «владыко». Архимандрит и игумен титуловались «ваше высокопреподобие».

Митрополиты возглавляли главные епархии: Петербургскую, Московскую и Киевскую; архиепископы – епархии поменьше; архимандриты обычно занимали должности настоятелей крупных монастырей и ректоров духовных учебных заведений, а игумены были главами небольших монастырей.

Что касается белого духовенства, то оно имело следующие саны: протопресвитера, протоиерея, иерея (священника), протодиакона и диакона. Протопресвитеры (их в конце XIX века было всего четыре) возглавляли военное духовенство, морское, придворное, а также священнослужителей Московского Кремля. Этот сан, как и протоиерей, титуловался «ваше высокопреподобие». Протоиерей являлся настоятелем кафедральных соборов и придворных церквей, а протодиакон – диаконом. Но сан протоиерея мог даваться и за заслуги рядовым священникам. Иерей и протодиакон титуловались «ваше преподобие» или «ваше священство», диакон пользовался титулом «ваше преподобие». Титулы православного духовенства – единственные сохранившиеся до наших дней из всех невоенных титулов, чинов и званий России прошлых веков.

В императорской России имелись и родовые титулы (князь, граф, барон) и почетные звания для лиц купеческого происхождения (коммерции советник или почетный гражданин).

Служивших людей недворянского происхождения интересовали не только чины, но и переход в высшее сословие – дворянство. Главная привилегия дворянства заключалась в том, что только дворяне могли владеть крепостными. Стремление в дворянское сословие было настолько велико, что доступ в него на протяжении 200 лет все более затруднялся новыми законами. В «Табели о рангах» Петр I даровал дворянство всем военным чинам, даже самому низшему XIV классу. В гражданской же службе потомственное дворянство приобреталось чином VIII класса. Гражданские чины IX–XIV классов давали лишь личное дворянство, не переходящее к потомкам.

Законом от 6 августа 1809 года доступ в чины, а стало быть, и дворянство, ограничивался отсутствием высшего образования. Манифестом от 11 июня 1845 года доступ разночинного офицерства в дворянское сословие был вновь ограничен, потомственное дворянство стало приобретаться только с производством в штаб-офицерский чин, т. е. с VIII класса. Обер-офицерские чины стали давать право лишь на личное дворянство. Армейские офицеры стремились теперь дослужиться до звания майора или до пожалования орденом, чтобы уйти в отставку потомственным дворянином. Но и этих ограничений оказалось мало. В 1856 году введены были новые правила: потомственным дворянином теперь мог стать только полковник, т. е. чин VI класса. Низшие офицерские чины от Х класса и ниже не получали даже личного дворянства, они становились лишь почетными гражданами.

Именной указ от 9 декабря 1856 года отодвинул право на переход в дворянское сословие у статских чинов на IV класс, т. е. до чина действительного статского советника. 1 августа 1898 года было установлено, что действительный статский советник получает свой чин после не менее пятилетней выслуги в предыдущем чине, при котором он занимал должность не ниже V класса. С 1900 года для того, чтобы приобрести этот чин и с ним потомственное дворянство, стали требовать двадцатилетней службы в классных чинах.

Гражданская служба давала меньше возможностей для перехода в высшее сословие. Но оно пользовалось в России столь громадными привилегиями, что тяга в дворянство и желание стать «благородным» (дворянство давало право на общий титул «ваше благородие») были настолько велики, что, несмотря на все ограничения, люди упорно старались выслужиться. Должности в первых гражданских классах занимали почти целиком дворяне. В V–VIII классах на 1897 год дворяне составили 39 процентов, а в IX–XIV – всего лишь 20,7 процента. По данным 1902 года, в России была 191 тысяча классных чиновников, которые не могли рассчитывать на потомственное дворянство.

 

Придворный в парадном мундире – приталенном полукафтане. 1856 г.

Для номенклатуры Российской империи характерно непочтительное отношение к ученым. В «Табели о рангах» «профессорам при Академии» и «докторам всяких факультетов, которые в службе обретаются» мог даваться чин IX класса, но не выше. М. В. Ломоносов считал это положение одной из причин, тормозящей развитие наук в России. Сам он дослужился всего до чина статского советника (V класса). Служащие горного, путейского, телеграфного, лесного и межевого ведомств до 1867 года были отнесены к военным чинам, в этих областях науки работать ученым было уже легче. Награждение гражданскими чинами происходило по существовавшим правилам и выглядело так:

«Высочайшие указы, за собственноручным ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА подписанием, данные Правительствующему Сенату.

Декабря 30. Во внимание к отличной службе и полезным трудам Воронежского Предводителя Дворянства отставного Майора, в звании Камергера Двора нашего Тулинова, Всемилостивейше жалуем его, не в пример другим, в Статские Советники».

Система воинских чинов, армейских и морских, просуществовала с петровских времен до 1917 года с незначительными изменениями. Часть из них в виде воинских званий перешла в Советскую Армию.

В петровской «Табели о рангах» гвардия получила перед армией преимущество в два чина. Петр I считал, что гвардия – школа офицерских кадров и все будущие офицеры должны отслужить в гвардии солдатами. Образованных офицеров в то время было мало, математику знали немногие, поэтому преимущество в один класс получили артиллеристы и инженеры.

В 1730 году в России была создана тяжелая кавалерия – кирасиры. С ней появились новые наименования чинов: ротмистр (капитан), корнет (прапорщик) и т. д. В 1748 году появились премьер– и секунд-майоры – звания, связанные с изменением чинов в гвардии; изменены звания и чины в инженерных войсках, карабинерных и гусарских. А в конце века (1798) к армейским были приравнены чины казачьих войск.

Система военных чинов 1798 года почти без изменений просуществовала до армейской реформы императора Александра III, проведенной в 1884 году. Новые правила изменили и форму обращения. К генералам и адмиралам, имеющим чин I и II классов, стали обращаться «ваше высокопревосходительство»; к генералам и адмиралам III и IV классов – «ваше превосходительство». К остальным военным чинам офицеры обращались со словом «господин», добавляя звание, например, «господин капитан». Но нижние чины должны были называть штаб-офицеров «ваше высокоблагородие», а обер-офицеров – «ваше благородие». Эти чины сохранились без изменений до 1917 года.

Несколько сложнее обстояло дело с чинами морскими. До 1764 года они считались на ранг выше армейских. В 1760 году упразднен чин капитана 3-го ранга, а капитан-поручик и поручик в 1764 году переведены из IX и Х классов в VIII и IX классы соответственно. С 1797 года эти чины стали называться капитан-лейтенант и лейтенант. Мичман еще раньше (1758) был переведен в XIII класс, а потом (1764) – в XII класс. Чин капитан-лейтенанта VIII класса упразднен в 1884 году, восстановлен в 1907-м и снова упразднен в 1911 году. В 1912 году чин старшего лейтенанта переведен (вместо упраздненного чина капитан-лейтенанта) в VIII класс.

Военных в мирное время чинами, как правило, не награждали, они шли строго по выслуге лет, а в военное время за особые подвиги – без всяких ограничений. Производство же в генералы всегда происходило по усмотрению самого царя. Во время Русско-японской войны 1904–1905 годов можно было, например, прочитать в газетах такой высочайший приказ о наградах чинами:

«За отличия в делах против японцев: из полковников в генерал-майоры по пехоте Командир 26-го Восточно-Сибирского стрелкового полка флигель-адъютант Семенов. Из подполковников в полковники: Восточно-Сибирских стрелковых полков 5-го Сейфулин и 26-го Грентовиус. Из штабс-капитанов в капитаны: числящийся по армейской пехоте комендантский адъютант штаба крепости Порт-Артура Водяга».

При уходе в отставку всем офицерам до чина подполковника включительно, прослужившим в чине один год, и полковникам, прослужившим в чине 5 лет, жаловался следующий чин. Но если они возвращались на службу, то поступали на нее в прежнем чине. Унтер-офицерам за военные отличия и выдающиеся подвиги могло быть присвоено офицерское звание, если отличившийся не был под судом за кражу и не подвергался телесному наказанию.

 

Б. П. Шереметев. Гравюра А. Шхонебека. Ок. 1703 г.

Вне «Табели о рангах» существовали свитские звания. Они не относились ни к придворным чинам, ни к военным, те, кого ими награждали, состояли при свите императора. Генерал-адъютанты и флигель-адъютанты, например, появились у Петра уже в 1711 году и просуществовали до конца Российской империи. Причем от императора к императору свита все разрасталась и разрасталась. Если у Павла I она насчитывала 93 человека, то у Александра I – 176, у Николая I – 540, а у Александра II – уже 939 человек. В 1914 году в свите императора Николая II состояли 51 генерал-адъютант, 64 генерал-майора и контр-адмирала, 56 флигель-адъютантов. Все они имели свою особую форму, а на погонах вензель императора. Их посылали в провинцию наблюдать за рекрутскими наборами, расследовать различные беспорядки, сопровождать высоких иностранных гостей. Должно им было также дежурить во дворце.

Слово «придворный» говорит само за себя – это люди при дворе императора, при «большом дворе». Существовали еще дворы членов императорской фамилии, при которых тоже находились свои адъютанты и фрейлины.

В императорскую фамилию входили все ближайшие родственники царя. При Николае I она насчитывала 28 человек, в 1881 году – 43, в 1894-м – 46, в начале XX века – 53 и к 1914 году – более 60 человек. Императорская семья составляла вершину феодальной пирамиды, состоящей из дворянского сословия. Под этой вершиной располагались титулованные знатные дворянские роды – князья, светлейшие князья, графы, бароны. Из них только князья имели наследственные исторические корни, так как некоторые из них происходили от потомков Рюрика и Гедимина. Из всех 250 существовавших на Руси княжеских фамилий 56 процентов составляли грузинские князья. Пожалованием этот титул почти не давался. Нередко семьи с княжескими фамилиями бывали бедными. Вспомним князя Льва Николаевича Мышкина из романа Ф. М. Достоевского «Идиот». Это не надуманный персонаж, известен род князей Мышецких, который был столь беден, что в Новгородской губернии князья ходили за плугом вместе с простыми крестьянами. Сам по себе титул не давал никаких прав и средств к существованию, будь то княжеский титул или графский.

Титул графа был введен в России Петром I, и первым русским графом стал в 1706 году Б. П. Шереметев. Больше всего графов появилось в XVIII веке, а к 1894 году насчитывалось в общей сложности 310 графских родов в России, в том числе и пресекшихся.

Большинство баронов в России – прибалтийцы. Ввел этот титул тоже Петр I, и получать его могли лица и недворянского происхождения. Поэтому среди новых баронов часто встречались купцы, банкиры и другие предприниматели. Подсчитано, что после 1856 года из семи новых баронов-недворян шесть были негоциантами, довольно часто – еврейского происхождения.

 

А. Д. Меншиков. Неизв. худ. XVIII в.

Титул светлейшего князя встречается очень редко и был жалован всего нескольким русским вельможам – А. Д. Меншикову, А. А. Безбородко, П. В. Лопухину, Г. А. Потемкину-Таврическому, П. М. Волконскому, М. С. Воронцову, Д. В. Голицыну, А. С. Меншикову, И. Ф. Паскевичу. Получил его и М. И. Кутузов за неделю до своего назначения Главнокомандующим – 29 июля 1812 года.

Придворные чины состояли в высших генеральских рангах. Если отбросить камер– и гофкурьера, все они к началу XIX века сосредоточились в первых пяти классах. И этих лиц было много; в 1881 году придворных чинов насчитывалось более 1300, в 1914-м – более 1600 человек. Кроме придворных чинов, существовали еще придворные почетные звания для дам и девиц двора: статс-дамы (II класс), камер-девицы (IV класс), гофдамы (V класс), гофдевицы (VI класс). Больше всего насчитывалось фрейлин. В 1881 году из 203 придворных дам 189 были фрейлины, в 1914 году из 280–261. Это были незамужние женщины из титулованных фамилий: одни из них постоянно находились при дворе и даже жили там, другие появлялись при дворе редко. Выходя замуж, фрейлины получали приданое от двора. В начале XIX века на содержание царского двора по государственному бюджету отводилось 16 миллионов рублей. На придворные балы в Зимнем дворце приглашалось по 2 тысячи гостей; на таком балу найти жениха было не так уж трудно, хотя бы среди кавалеров ордена Святого Георгия, которые были вхожи во дворец.


Апартаменты и офисы в стиле LOFT: Перепланировка нежилого помещения. База нежилых помещений.