По повелению угодника

В 1225 году некий пресвитер Евстафий принес в город Зарайск Рязанской земли образ святителя. Этот образ находился в византийских владениях, в городе Корсунь, и пребывал в церкви Святого апостола Иакова – той самой, в которой принял крещение великий князь Киевский Владимир.

Путь до Рязани в ту пору был долгий и опасный. Что же побудило отца Евстафия совершить этот путь со святым образом? Обратимся к древнему рязанскому сказанию, которое гласит, что в 1224 году во сне явился этому Евстафию великий архиерей Николай, повелев взять его корсунский образ и идти с ним в землю Русскую, в область Рязанскую. Святитель повелел Евстафию взять и своих жену с сыном. Проснувшись, долго дивился этому видению Евстафий, но потом вскоре забыл о нем. Спустя некоторое время явился ему святитель в другой раз и сказал то же самое. Евстафий еще больше изумился и начал размышлять, обращаясь мыслями к угоднику Божьему: «Как он, великий святитель, велит идти ему, когда он совсем не знает дороги и никогда не слышал о той земле – Рязанской?». И на этот раз пренебрег Евстафий повелениям чудотворца. Тогда в третий раз является ему чудотворец и уже немедленно повелевает идти в Рязанскую землю на восток, обещая показывать путь. В трепете проснулся Евстафий и начал думать и печалиться о том, как тяжко ему будет расставаться со своим родным Корсунем и идти в далекую землю. И снова не захотел идти. Тогда постигла его головная боль, от которой он ослеп, и очи его покрылись чешуей. Осознав лишь тогда грех своего неповиновения, Евстафий пал пред образом чудотворца с молитвой и раскаянием. «Ныне как ты хочешь, так и пусть будет, – говорил Евстафий. – Не буду больше преступать повелений твоих!». После этих искренних слов тотчас же он получил исцеление от святителя.

 

Никола с житием. XIV в.

Решив немедленно отправиться в Рязанскую землю, указанную ему чудотворцем, Евстафий сначала избрал путь к ней на восток – через землю половцев. «Бог и великий чудотворец Николай сохранят меня в путешествии от этих врагов», – рассуждал он про себя. Но святитель снова явился ему и велел идти не этим путем, а доплыть сначала до Дуная, а затем этой и другими реками добраться до моря Варяжского. Сев на корабль, Евстафий должен будет доплыть до прибалтийских владений немецких рыцарей и оттуда уже посуху добираться до земли Рязанской. Ободренный этим видением, взял пресвитер образ святителя и вместе с женой, сыном и одним из клириков оставил Корсунь. Во время долгого путешествия образ святителя везде являл великое множество чудес. Живым и невредимым Евстафий, следуя указанию святителя, прибыл в землю Русскую, в Великий Новгород, где чудотворец явил чудо над семьей самого Евстафия. И случилось это по следующему поводу.

Жене его Феодосии так сильно полюбился Великий Новгород, что она не захотела идти дальше, задумала навсегда остаться здесь и скрылась от мужа. Но чудотворец Николай жестоко наказал Феодосию. С ней сделалось полное расслабление членов, и, никому не ведомая, она долго лежала среди чужих людей, как мертвая, пока кто-то не донес Евстафию о том, где она и что с нею. В слезах припал Евстафий к чудотворному образу, и по молитве его чудотворец послал исцеление Феодосии. После этого уже без всяких затруднений Евстафий продолжил свой путь в Рязанскую землю и скоро достиг ее.

Здесь Евстафий снова начал размышлять. «Вот земля Рязанская, – думал он, – где мне можно будет найти покой и куда я приклоню голову свою, но край этот – для меня чужой и люди его – мне незнаемые». Забыл он о многих прежних благодеяниях от образа святителя, но не забыл о нем великий угодник Божий. Ибо в то же время явился чудотворец во сне юному удельному князю из Рязанской земли Федору Георгиевичу и сообщил о приходе в его землю своего славного образа. «Иди, княже, – сказал ему святитель, – навстречу моему чудотворному образу Корсунскому. Я хочу здесь пребывать моим образом, и творить чудеса, и прославить это место. А о тебе, князь, я умолю всемилостивого Христа Бога, чтобы Он даровал тебе и жене, и сыну неувядаемые венцы в Царствии Небесном».

Князь повиновался приказанию святителя и вышел из города со всем духовенством встретить чудотворный образ. Образ сиял неизреченным светом и от него исходили лучи, подобные солнечным. С благоговением и радостью принял его Федор Георгиевич от Евстафия и с торжеством принес в свой удельный город Красный. И сразу же много чудес и исцелений начало совершаться в этом граде от образа святителя Николая.

Вслед за тем князь Федор посылает вестника в Рязань, к отцу своему – великому князю Георгию Игоревичу, с сообщением о чудесном пришествии образа. И тогда князь вместе с епископом своим, Евфросином Святогорцем, пришли в город Красный. Узнав о чудесах, великий князь Георгий Игоревич повелел построить в городе Красном храм во имя святителя Николая и, когда храм был воздвигнут и освящен, поставил в нем с великою честью славный корсунский образ святителя.

Вскоре после этого князь Федор Георгиевич сочетался браком и взял себе жену Евпраксию. И она родила ему сына, которому дали имя Иоанн – в честь Иоанна Постника, патриарха Царегородского. Так исполнилось предсказание великого святителя Николая-чудотворца, на чем и кончается первая часть древнего сказания об этом чудотворном образе.

Во второй его части говорится о том, как же исполнилось другое предсказание чудотворца о судьбе благоверного князя Федора Георгиевича, об участи его жены и сына.

«В лето 6745 (1237), в 12-й год по приходе из Корсуня чудотворного образа, за грехи наши, – повествует сказание, – пришел царь Батый в Русскую землю с множеством татарского войска, стал на реке Воронеж и послал в Рязань к великому князю Георгию Игоревичу Рязанскому послов с требованием десятины во всем. Устрашенный великий князь отправил к Батыю сына своего Федора Георгиевича и других князей с дарами и с просьбами о том, чтобы он не воевал Рязанской земли. Лукавый Батый, приняв дары, исполнился высокомерия от этой просьбы и начал тешиться над рязанскими князьями и просить у них себе их сестер и дочерей на поругание. Услышав от одного изменника, что князь Федор имеет молодую жену, он обратился к нему: „Позволь мне, князь, насладиться красотой жены твоей“. Не вытерпел этого князь и ответил Батыю: „Нехорошо нам, христианам, приводить к тебе, безбожному царю, жен своих. Одолеешь, тогда и будешь владеть и женами нашими, и нами“. Рассвирепел Батый от такого ответа благоверного князя и велел убить его, а тело его бросить зверям и птицам на растерзание; умертвил также и других посланных князей. Горько плакал один из приближенных князя над телом своего государя и, видя его никем не охраняемым, взял и спрятал его, а сам поспешил к княгине Евпраксии известить ее о смерти князя. Благоверная княгиня, находившаяся в то время в высоком тереме своем, с ребенком на руках, так поражена была этой вестью, что бросилась тотчас с высокого своего терема вниз на землю вместе с сыном своим и с ним „заразилась“ (убилась) до смерти. С того времени город, в котором это случилось, и стал называться Зарайском.

…Вскоре князь Георгий Игоревич отправился на реку Воронеж, где Батыем был умерщвлен его сын Федор Георгиевич. Взяв тело его, он долго плакал над ним, принес его в Рязанскую землю и положил его вместе с телами княгини Евпраксии и сына их Иоанна у образа великого чудотворца в городе Зарайске. От этого события чудотворец Корсунский и стал прозываться Зарайским.

 

Вид Рязанского кремля от реки Трубеж. Неизв. худ. XIX в.

Наконец в третьей части сказания повествуется еще об одном периоде из истории образа кратковременном, но тоже чудесном.

«В лето 7021 (1513), – говорится в нем, – когда крымские татары сделали нашествие на Рязанские земли, взяли зарайские священники чудотворный образ святого Николая и ушли с ним от врагов в Коломну. С подобающей честью принял образ епископ Коломенский Митрофан, со всем городом вышел ему навстречу и поставил его в церкви Петра-чудотворца, где великий святитель показал великую свою милость городу, исцелил многих недужных и явил много других славных чудес своих. Тогда епископ Митрофан послал известие о пришествии чудотворной иконы великому князю Василию Ивановичу Московскому с описанием всех дивных знамений от этого славного образа святого Николая Зарайского. С радостью прочитал это послание великий князь и тотчас велел епископу Митрофану воздвигнуть на площади Коломны каменную церковь во имя чудотворца Зарайского и поставить в ней чудотворный образ; с него же, сделав список, послать в Зарайск. Получив это повеление, епископ Митрофан созвал многих каменщиков и поручил им построить церковь во имя чудотворца, и создали они ее в один год. Освятив ее и поставив в ней чудотворный образ, епископ велел служить в ней двум священникам и диакону, а других двух священников и диакона послал в город Зарайск, со списком образа, в прежний храм. Между тем отравил лукавый сердце одного серебряника, – его звали Козлок, – вложив ему мысль обокрасть церковь чудотворца Николая Зарайского. И вот пришел он однажды ночью в храм и содрал весь драгоценный оклад с чудотворного образа. Узнав об этом, епископ Митрофан и весь народ опечалились.

Но спустя время явился чудотворец одному мужу Созонту, лежавшему на постели восемь лет и не владевшему ни руками, ни ногами. Повелел ему святитель идти к епископу Митрофану и сообщить ему, что чудотворный образ его похитил некий Козлок, серебряных дел мастер. Созонт начал отказываться от исполнения этого приказания святителя. «Как ты велишь мне, святитель Божий, идти к епископу, – говорил он, – ведь я не могу владеть ни руками, ни ногами!». В ответ на это чудотворец Николай взял и поднял Со-зонта с постели, и тотчас он сделался здоровым. Почувствовав себя исцелившимся, Созонт сразу же поспешил к епископу и рассказал ему все по порядку. Епископ Митрофан, видя такое чудо, велел долго звонить во все колокола, и сошлось множество народа к церкви великого чудотворца Николая Зарайского. Видя исцеленного мужа, стоящего перед чудотворным образом живым и здоровым, все ужасались и со страхом хвалили Бога и Его угодника Николая-чудотворца.

Между тем епископ Митрофан со всем духовенством облачился в священные ризы и, взяв с собой чудотворный образ Святителя, направился за реку к Козлоку. Никто не знал, куда и зачем идет епископ с чудотворным образом, кроме его одного и исцеленного мужа. И пришли они к Козлокову дому, где встретил их у ворот вор и, непытаемый и неспрошенный, сразу же сознался пред епископом во всем, что сделал, и отдал ему оклад, плача о грехе своем. Возрадовались все этому чуду Святителя. Возвращаясь с образом и окладом, пришел весь клир и народ с чудотворным образом к воротам города, называемым «Ивановские». И сидел при них один нищий, глухой и немой от рождения, просящий милостыню. Обратив взор свой к чудотворному образу, он помолился Святителю – и тотчас стал все слышать и сразу же заговорил. Обрадовались епископ и народ этому новому дивному исцелению от образа и возблагодарили Бога и Его угодника.

Спустя же некоторое время, по воле чудотворца, список с его чудотворного образа из Зарайска перешел в Коломну, не будучи никем носимым. А сам чудотворный образ святого Николая перешел обратно в Зарайск, также никем не носимый.

Слава образа не прекратилась с минованием бед нашего отечества – напротив, она возрастала все более и более. Из области Рязанской слава эта прошла в область Московскую, а значит, и во всю землю Русскую. Не только благочестивый народ приходил к образу со своими нуждами и печалями, но и сами венценосцы слагали свое величие перед святителем и со смирением приходили к нему на поклонение. Тот же упомянутый великий князь Московский Василий Иоаннович, почтивший святителя храмом в Коломне, слыша о чудесных знамениях чудотворца, не мог насытить своих чувств благодарности и благоговения к святителю иначе как личным созерцанием дивного его образа. В 1533 году для этого он навещает Зарайск именно с этой целью. По тем же побуждениям после него в 1566 году путешествовал сюда на богомолье сын его, царь Иоанн Васильевич Грозный, с царевичем Иоанном».


виагра петрозаводск