В поисках нового

Отречение государя-императора Николая II от престола сделало бессмысленным прославление его особы «народной песней». Почти сразу же предпринимаются попытки создать новый российский гимн. Большой русский поэт Валерий Яковлевич Брюсов в марте 1917 года написал статью «О новом русском гимне», которая, правда, была опубликована лишь осенью. Он считал, что следует устроить всероссийский конкурс и предлагал несколько вариантов подхода к написанию музыки и слов гимна новой России. В частности, В. Я. Брюсов писал: «Нужна краткая песнь, которая силою звуков, магией искусства сразу объединила бы собравшихся в одном порыве, сразу настроила бы всех на один высокий лад». И подчеркивал, что «дух народа», обычно характерный для национальных гимнов стран с «единообразным» населением, должен быть выражен по-другому в многонациональной России. По мнению поэта, гимн не может быть великорусским, он также не может черпать пафос в одной только православной религии из-за разнообразия конфессий в стране. Наконец, гимн не должен разделять население по классам, национальностям и т. д. – он должен звучать для всех, кто считает Россию своей родиной. В стихах гимна, как полагал В. Я. Брюсов, должны быть отражены военная слава, размеры страны, героическое прошлое и подвиги людей. Пафосность слов гимна должна соответствовать пафосности мелодии и содержать идеи братства народов, населяющих Россию, их содержательный труд на общее благо, память о лучших людях родной истории, те благородные начинания, которые откроют путь России к истинному величию… «Кроме того, – писал поэт, – гимн должен быть созданием художественным, подлинной, вдохновенной поэзией; иной не нужен и бесполезен, так как не останется в жизни. Внешняя форма – гимн должен быть песней».

Кроме предложений В. Я. Брюсова, существовало и множество других, в частности – «Славься!» М. И. Глинки, «марсельеза отечественных работников» – песня «Эй, ухнем!» в обработке Александра Константиновича Глазунова. Знаменитый композитор Александр Тихонович Гречанинов, ученик Н. А. Римского-Корсакова и С. И. Танеева, создал совершенно новый «Гимн свободной России» на слова Константина Дмитриевича Бальмонта: «Да здравствует Россия, свободная страна! Свободная стихия великой суждена! Могучая держава, безбрежный океан! Борцам за волю слава, развеявшим туман!..»

Ни одно из этих предложений не было принято Временным правительством и многочисленными Особыми совещаниями деятелей искусства. Более приемлемой казалась «Марсельеза», которая пришла в Россию еще в конце ХVIII – начале XIX веков. Ее распевали декабристы, революционное студенчество, однако она была доступна лишь знающим французский язык. Все изменилось, когда народник Петр Лаврович Лавров – видный деятель русского революционного движения – создал новый, русский текст «Марсельезы». Под названием «Рабочая Марсельеза» песня стала известна с 1875 года. Содержание ее имело мало общего с французской «Марсельезой» Руже де Лиля, но было понятно революционно настроенным массам: «Отречемся от старого мира. Отряхнем его прах с наших ног…». В дни революции 1905–1907 годов ее распевали на улицах и площадях России.

 

«27 февраля 1917 г.» Худ. Б. Кустодиев

К 1917 году песня стала общепризнанным гимном революционного движения, причем ее считали гимном революции и те, кто даже не знал ее содержания. «Марсельезу» исполняли при встрече членов Временного правительства, при приеме иностранных делегаций, при начале спектаклей в театрах и т. д. Причем оркестры исполняли мелодию классической французской «Марсельезы», пелась же русская «Рабочая Марсельеза». При ее исполнении снимали головные уборы.

На митингах и собраниях часто звучал и гимн социалистов «Интернационал». 14 марта 1917 года Петроградский Совет принял манифест «К народам всего мира», после чего оркестр заиграл сначала «Интернационал», а затем «Марсельезу». 3 апреля 1917 года в Петроград из эмиграции вернулся В. И. Ленин. На перроне Финляндского вокзала его встречали пением «Марсельезы», однако чуть позже В. И. Ленин, поморщившись, сказал: «Давайте петь „Интернационал“. Как вспоминают очевидцы, слов последнего почти никто не знал, хотя „Интернационал“ к тому времени уже имел русский текст. Его написал в 1902 году поэт Аркадий Яковлевич Коц. До этого, в 1897 году, он уехал из России во Францию и там поступил в Горный институт. Во Франции А. Я. Коц примкнул к русским эмигрантам социал-демократам, став убежденным марксистом.

В 1899 году он, бывший горный мастер из Донбасса, присутствовал на Первом генеральном конгрессе французских социалистов, где исполнялся «Интернационал». Звуки этой необыкновенно воодушевляющей мелодии до экзальтации потрясли молодого студента, и он решил сделать «Интернационал» достоянием русских революционеров.

В 1902 году, окончив Парижский горный институт, А. Я. Коц возвратился в Россию и занялся поэтическим творчеством. Одним из первых его стихотворений стал перевод «Интернационала» на русский язык. А. Я. Коц считал текст «Марсельезы», созданный П. Л. Лавровым, «эсеровским» и «буржуазным», а текст «Интернационала» – пролетарским.

«Буржуазная Марсельеза» и «социалистический Интернационал» конкурировали в России до созыва в январе 1918 года Учредительного собрания и его разгона большевиками. С этого времени как гимн пролетарского государства «Интернационал» существовал до 1943 года, став и гимном Советского Союза.

Вот как звучал его первый куплет в переводе А. Я. Коца:

Вставай, проклятьем заклейменный,

Весь мир голодных и рабов!

Кипит наш разум возмущенный

И в смертный бой идти готов.

П р и п е в:

Это есть наш последний и решительный бой

С Интернационалом воспрянет род людской!

Можно считать символичным, что умер А. Я. Коц 13 мая 1943 года, когда «Интернационал» как Государственный гимн Советского Союза доживал последние месяцы. С 1944 года он стал гимном большевистской партии – ВКП(б).

Превращение «Интернационала» в гимн партии большевиков произошло в то время, когда прекратил существование III Коммунистический Интернационал – международная революционная пролетарская организация, объединяющая компартии различных стран, возникшая в 1919 году.


монтаж фасадного декора