Каждому городу – достойный герб

В 1785 году в «Городовом положении» Екатерины II появляются специальные статьи о городском гербе. Пункт 28 этого Положения отражает реальное существование к этому времени городских гербов, пожалование которых началось с 1767 года. Подобно тому, как городская реформа представляла собой определенный этап городского законодательства, пункт о гербе города и обязательное изображение герба на городской печати явились заключительным моментом, обобщившим существовавшую в России к этому времени практику городского герботворчества.

С большим вниманием подходили к составлению гербов городов Белоруссии и районов, имеющих особые привилегии (Украина, Прибалтика, русская Финляндия). Например, в указах о гербах Украины подчеркивается, что собраны прежние гербы городов Киевского, Черниговского, Новгород-Северского наместничеств, существовавшие там при польском владычестве. В отношении городов Прибалтики и русской Финляндии указывается, что они «гербы имеют старинные, доныне там употребляемые». Поэтому Герольдмейстерская контора предварительно собрала сведения из Рижской, Ревельской и Выборгской губерний как о городах, имеющих старые гербы, так и о тех городах, «которые оных не имеют, изтребовав оттуда сведения, нужныя к пособствию изображения по пристойности гербов».

Таким образом, процесс составления гербов имел при всей его кажущейся массовости целенаправленный характер. Для городов Великороссии, не имевших прежде гербов, почти сплошь составлялись новые гербы, и этот процесс носил поточный характер. В районах же, имеющих особые привилегии, к городскому гербу подходили более внимательно: тщательно проверяли, имел ли город герб ранее и кем он пожалован; если герба ранее не было, то обязательно запрашивались сведения о городе, на основании которых и составлялся новый герб.

 

Гербы г. Сумы и г. Изюма, утвержденные правительством в конце XVIII в.

Массовое составление городских гербов легло всей тяжестью на Герольдмейстерскую контору. К счастью, во главе ее в самом начале этой работы встал сведущий в генеалогии и геральдике человек – уже упоминавшийся нами князь Михаил Михайлович Щербатов, известный историк и автор «Истории России с древнейших времен». К составлению гербов он проявил особый интерес, ибо считал, что «должно по состоянию России сочинить Герольдику, где бы не чужестранные, но российские гербы в пример были поставлены, однако не отбиваясь от общих правил сей науки».

Основной принцип, которому следовал М. М. Щербатов, занимаясь герботворчеством, – составление герба с учетом характерных особенностей города: природных условий, ремесел, традиций, исторических событий. Например, в гербе города Олонца он изобразил в голубом поле серебряный фрегат «в напамятование учрежденного карабельного строения Петром Великим в 1703 году на Ладейном Поле»; в верхней части щита, на золотых и серебряных поперечных полосах, – два черных молота «под рудоискательною зеленою лозою», что должно было обозначать «обретенные руды золотые и серебряные в сем уезде и заведенные заводы».

В гербе города Семипалатинска – семь городских башен; Острогожска – «в зеленом поле златый орженый сноп, показующий богатые жатвы областей сего города». Харьковский герб по воле М. М. Щербатова получил эмблему: рог изобилия, перекрещенный с кадуцеем (обвитый двумя змеями жезл – атрибут бога торговли Меркурия). Эмблема «изъясняла: 1-е – изобилие окружных стран сего града и 2-е – самую его торговлю по бывающей тут знатной ярмонке».

В гербовом творчестве М. М. Щербатова ярко проявилась еще одна характерная черта – в герб он часто вводит фигуру, являвшуюся символом «милости» верховной власти. Этот символ, правда, был характерен и для первых городских знаков, созданных с ведома правительства. Так, на рисунке магистратской печати новозаложенного города Оренбурга в качестве знака царской милости использованы государственные цвета – золотой и черный; в гербе города Костромы 1767 года – плывущая по реке галера со штандартом, на котором изображен двуглавый орел. Эту идею М. М. Щербатов выразил при составлении герба Вытегры. Основной фигурой герба является «златый императорский скиптр прямостоящий с оком провидения». Данная эмблема должна была символизировать «надежду, каковую пользу от учреждения сего города может империя российская приобрести и купно милость и провидение монаршее».

 

Составленные М. М. Щербатовым гербы г. Оренбурга и г. Харькова, утвержденные правительством в конце XVIII в.

В Знаменном гербовнике, составленном М. М. Щербатовым в 1775 году по заказу Военной коллегии, большинство гербов в качестве составной части содержат изображение «возникающего» двуглавого орла российского («возникающая» фигура орла соприкасается с одной из сторон щита, но видна лишь наполовину). Она символизировала включение областей или народов под власть российского правительства или покровительство им Российской империи. Соответственно, размещенные здесь полки получали названия: Иллириxеский, Сербский, Далмацкий и т. п. «Возникающего» двуглавого орла под тремя коронами видим также и в гербе Оренбурга.

В Знаменном гербовнике 35 описаний и рисунков (под рисунками – подпись М. М. Щербатова) полковых гербов. Некоторые из них впоследствии были использованы как городские, например, харьковский, острогожский, сумской, оренбургский. Однако при утверждении гербов других городов не все эмблемы были заимствованы из этого гербовника. Таганрогский, луганский и семипалатинский гербы, составленные М. М. Щербатовым, не были приняты в качестве городских, а использовались некоторое время лишь на полковых знаменах – до замены этих знамен новыми, с другими эмблемами.


Как сделать эротический массаж дома версиядля печати http://8-rooms.ru