Откликаясь на запросы времени

После отстранения Ф. Санти от занимаемой должности составление городских гербов в России находилось в состоянии, оставлявшем желать лучшего, пока вновь не возникла потребность в городской символике. Поводом к этому послужило основание в первой половине XVIII века города Оренбурга.

В 1735 году на юго-востоке европейской части России был заложен сильный опорный пункт, имевший большое экономическое, политическое и стратегическое значение. С его возведением здесь укреплялись позиции и мощь Российской империи. Форпост способствовал развитию торговли с восточными странами и, кроме того, охранял эти земли. Построенный сначала на реке Ори город вскоре перенесли на другое место и назвали Оренбургом, а на месте первой закладки впоследствии вырос город Орск.

Законодательный правительственный акт предоставил Оренбургу некоторые права общественного управления. В числе привилегий, пожалованных императрицей Анной Иоанновной новозаложенному городу, упоминается особая магистратская печать. Описание её помещалось в «Привилегии городу Оренбургу», опубликованной 7 июня 1734 года. На печати – щит, трижды разделенный поперек золотыми и черными полосами (государственные цвета – свидетельство императорской милости) в знак того, что «трех подданных наших народов сей город защитою и прибежищем быть имеет»; в щите изображены два копья в центре, два наверху, два по бокам как свидетельство того, «что оные народы сие оружие обыкновенно на войне употребляют».

 

Рисунки земельных эмблем. Титулярник 1672 г.

Активное участие в разработке символики этой печати принял Иван Кириллович Кирилов, в 1734–1737 годах руководивший Оренбургской экспедицией. Благодаря его усилиям было заложено около 20 крепостей и военных форпостов по рекам Яику и Самаре, создававших тем самым оборонительную линию русских. И. К. Кирилов, выходец из низших слоев общества, обладал незаурядными способностями, разносторонними знаниями и огромной энергией. Служа государству, он прошел путь от простого письмоводителя до обер-секретаря Сената. Этот пост по петровской «Табели о рангах» соответствовал VI классу, т. е. полковнику, в связи с чем И. К. Кирилов получил потомственное дворянство. В 1727 году он закончил свой труд «Цветущее состояние Всероссийского государства» – первое и наиболее полное научное страноведческое и экономико-географическое описание России.

Работая над этим трудом и исполняя должность обер-секретаря Сената, И. К. Кирилов познакомился с Ф. Санти и пользовался присылаемыми в Герольдмейстерскую контору сведениями о городах.[16] Когда И. К. Кирилов трудился над своей книгой, официальное составление гербов еще только начиналось, поэтому он при описании города о гербе не упоминал. Однако в последующие годы, как явствует из документов, И. К. Кирилов постоянно интересовался гербами и привлек к составлению гербов Иоганна-Симона Бекенштейна, издавшего в 1731 году в Санкт-Петербурге книгу на немецком языке «Краткое введение в гербоведение и в искусство составления гербов». И.-С. Бекенштейн в 1725 году приехал из Кенигсберга в Санкт-Петербургскую академию наук в качестве профессора юриспруденции. По заказу И. К. Кирилова он составил «Проект герба для нового города», который включал в себя несколько десятков эмблем в гербовых щитах – на выбор. Составлялся проект еще до определения названия новозаложенного города, ибо завершает его фраза: «Ежели бы имя сему городу известно было, то можно бы изображения по такому лучше расположить».

 

Из «Проекта герба для нового города»

И. К. Кирилов, или кто-то из его сотрудников, остановил свое внимание на варианте, изображавшем орла, сидящего на вершине горы. Правда, орлу были приданы геральдические аксессуары: корона над головой, а по сторонам гербового щита – знамена и предметы вооружения. Именно такой мы видим эмблему Оренбурга, которую художник Я. Кассель, изобразивший Оренбург 1734–1736 годов, поместил на своем рисунке.

 

Герб г. Омска. XIX в.
Герб г. Оренбурга

Однако при И. К. Кирилове утверждения герба Оренбурга не произошло. Сменивший его в 1737 году на посту руководителя Оренбургской экспедиции известный русский историк В. Н. Татищев продолжал добиваться официального утверждения герба для Оренбурга, предлагая и ряд рисунков гербов. Рисунки этих гербов имеются в рукописи историка Петра Ивановича Рычкова «Известия о начале и состоянии Оренбургской комиссии». Он пишет: «Получены были на разныя его, тайного советника (Татищева. – Н. С.), доношения всемилостивейшие указы, между которыми указом от 30 декабря 1737 года и сие было определено, чтоб городу Оренбургу, кроме магистратского, особый герб иметь и оный в Оренбургском драгунском полку на знаменах и на прочих полковых принадлежностях употреблять».

Однако орел, сидящий на вершине скалы, не стал гербом Оренбурга. В 1782 году этому городу в качестве герба дана была совсем другая эмблема: «Златое поле, разрезанное наполы голубою полосою… в верхней части – выходящий двуглавый орел, в нижней части – голубой Андреевский крест». Сочинена эмблема либо самим тогдашним Герольдмейстером, известным историком князем Михаилом Михайловичем Щербатовым, либо по его непосредственному указанию.

Знаки, олицетворяющие город, все больше входили в жизнь русского общества, и не только в связи с самими городами. Так, вновь формирующиеся полки обязательно назывались по имени города, а на их знамени должен был изображаться его герб. Заказы на такие эмблемы поступали в Герольдмейстерскую контору из Военной коллегии.

Академия наук тоже заинтересовалась территориальными эмблемами. Символизирующие тот или иной город, они использовались при составлении карт, атласов, географических описаний. Еще И. К. Кирилов ввел эту практику: ряд карт областей и провинций в его «Атласе Всероссийской империи» снабжен гербами и эмблемами территорий. Академия наук собирала сведения о городских гербах не только в связи с экономико-географическим описанием России, входившим в ее компетенцию, но и для трудов иного рода – по физической и политической географии России. По ее запросу, например, в 1732 году Герольдмейстерская контора послала в Академию рисунки городских гербов, составленные еще Ф. Санти.

В конце 30-х годов XVIII века городские гербы привлекли внимание Сената. В 1737 году издается указ о хранении подлинных рисунков гербов в Герольдмейстерской конторе, рассылать по запросам разрешалось только копии. Начинается поиск составителя гербов, который мог бы делать эту работу так же квалифицированно, как и Ф. Санти. И такого человека нашли. Это был упоминавшийся ранее Василий Евдокимович Адодуров – первый русский адъюнкт Академии наук; он обладал разносторонними знаниями, благодаря которым снискал себе славу человека, способного разобраться в любом деле и освоить любую науку. Это, по-видимому, и послужило поводом к назначению его сначала на должность товарища Герольдмейстера («к сочинению гербов»), а в начале 1750-х годов он становится Герольдмейстером.

С приходом в Герольдмейстерскую контору В. Е. Адодурова возобновляется работа по планомерному и организованному составлению городских гербов. Как и Ф. Санти, он начал с рассылки по городам анкеты, состоявшей из тех же вопросов, которые в свое время интересовали первого составителя городских гербов. Направлялась анкета в те места, откуда в свое время не поступили ответы. Запросы о 104 населенных пунктах были посланы в Московскую и некоторые другие губернские канцелярии (Казанскую, Новгородскую, Сибирскую), а также в отдельные провинциальные канцелярии.

Ответы на вопросы анкеты В. Е. Адодурова (1745) отличались от предыдущих большей полнотой данных о городах. Приводились, например, даже сведения из летописей и родословных книг Новгорода, Белозерска. Из Новгорода поступил рисунок герба города «с показанием надлежащих цветов». В ведомости, присланной из Сибири, содержались сведения о печатях многих городов (Нерчинска, Туринска, Пелыма, Сургута, Кузнецка), при этом подчеркивалось, что на печатях городов изображен именно герб.

В 60-х годах XVIII века вопрос о гербе города включается не только в «тематическую» анкету, какой являлась анкета Герольдмейстерской конторы, но и в анкеты самых различных ведомств, собиравших сведения о городах. Например, запросы о городском гербе встречаются в анкете Комиссии о городах, возникшей в 1767 году в результате работы Уложенной комиссии (собрания всероссийских сословных представителей). В города за подписью Адама Васильевича Олсуфьева, статс-секретаря императрицы Екатерины II, отправлялась анкета с такими вопросами: «Не имеет ли город от государей жалованных грамот, привилегий или других каких особых учреждений?», «Есть ли известие, когда и кем город основан и построен?», «Имеет ли город особый герб городской, когда и кем пожалован?».

 

Герб г. Малоярославца

Запросы из центра по поводу городских гербов поощряли инициативу своеобразного народного творчества: многие частные лица сами пытались рисовать гербы городов и присылали свои проекты в Герольдмейстерскую контору. В их числе например, «Прожект не имеющим российским городам гербов, к рассмотрению заготовленных для начальнейшей апробации». Автор сообщал, что «в свободные времена предпринял сие дело с крайним… старанием, желая изобразить гербы городам, приискивая пристойные символы, примечая приличество и соображая с опробованными и употребляемыми гербами». В «Прожекте» были проекты гербов десяти подмосковных городов, причем каждому городу предлагалось по три варианта герба (на выбор). В рисунках некоторых эмблем верно схвачены характерные черты города, отражающие его социальное или экономическое лицо. Так, город Дмитров славился фарфоровой фабрикой, и в гербе его автор изобразил чайник с чашками. Город Малоярославец фактически повторил герб своего «старшего брата» – Ярославля: «То же, как и ярославский, силу в промыслах и ремесле показывает, молотом железный завод, а челноком полотняную фабрику и прессом бумажный завод означает».

 

Герб г. Костромы, сочиненный в Герольдмейстерской конторе. 1767 г.
Герб г. Костромы. XIX в.

Споры по поводу городского герба, «самодеятельность» местной администрации в создании городского символа, настойчивые запросы о нем в центральные учреждения, попытки разработки гербов в Герольдмейстерской конторе – все это свидетельства заинтересованности общества в новом, более высоком статусе русского города. Но специальных правительственных распоряжений в связи с этим не зафиксировано до конца 60-х годов XVIII века, и городские гербы официально не существовали.


Запчасти mitsubishi fuso canter скачать прайс на запасные части mitsubishi fuso canter.