Потери

Наиболее тяжелые (относительно своей численности) потери Добровольческая армия несла в течение 1918 г., т. е. именно тогда, когда офицеры составляли особенно значительную ее часть. 17 января при большевистском восстании в Таганроге погибло более 300 офицеров и юнкеров, а остальные юнкера 3-й Киевской школы прапорщиков (141 ч) были перебиты 22-го при выходе из города после перемирия. До 50 офицеров и юнкеров было брошено в доменную печь на металлургическом заводе, кроме того, после изгнания большевиков в мае было обнаружено около 100 трупов. При оставлении Ростова и Новочеркасска в лазаретах были перебиты большевиками несколько десятков или сотен раненых, которых не успели вывезти. В частности, из лазарета № 1 Новочеркасска из около 100 было выброшено на улицу 42 чел., из которых большинство зарублено. Учитывая, что за время с начала формирования в армию поступило свыше 6000 ч, а при оставлении Ростова число бойцов не превышало 2500, можно считать, что она потеряла не менее 3500 ч. В «Ледяном» походе погибло около 400 чел. и вывезено около 1500 раненых. Раненых, однако, армия, не всегда могла везти с собой. После отхода от Екатеринодара на север около 300 чел. было оставлено в ст. Елизаветинской и еще 200 — в Дядьковской. Почти все они были добиты преследователями. (В Елизаветинской их рубили топорами, причем когда раненые просили не рубить их, а расстреливать, неизменно следовал ответ: «Собаке собачья смерть». Так погибло не менее 69 ч. )

Не менее тяжкие потери понесла армия и во 2-м Кубанском походе (в некоторых боях, например, при взятии Тихорецкой, потери доходили до 25 % состава), и в боях под Ставрополем. В течение 1918 г. погибли и все главные вожди Белого движения, чьими именами были названы полки (31 марта под Екатеринодаром был убит Л. Г. Корнилов, 12 июня под Шаблиевкой С. Л. Марков, осенью в Екатеринодаре умер от тифа М. В. Алексеев, в ночь на 1 января умер от ран М. Г. Дроздовский). До самого конца 1918 г. сохранялась вероятность полного уничтожения армии. В отдельных боях потери исчислялись сотнями и даже иногда тысячами убитых. В Петровском было убито 200 чел и 800 попало в плен, у Чекупников погибло 140. В летних боях у Сосыки, Гуляй-Борисова, Егорлыкской и Целины убито и ранено 1,5 тыс. чел., 7 ноября под Ставрополем погибло до 2,5 тыс. чел… В январе 1919 г. в Прямой Балке и Давыдовке было убито около 1 тыс. чел., 1 февраля много офицеров погибло в рукопашном бою в ст. Иловлинской, 7 апреля в бою за Коростень убито около 300 чел., при взятии Проскурова и Староконстантиновки — 200, при взятии Березовки потери убитыми и ранеными составили 500 чел. и т. д. Более 20 офицеров было убито в поезде на ст. Великоанадоль под Мариуполем, ряд офицеров погиб во время большевистского восстания в мае 1919 г. в Керчи. В начале июня 1919 г. в боях под Царицыным Кавказская армия потеряла 5 начальников дивизий, 3 командиров бригад, 11 командиров полков. 27 сентября 1919 г. севернее ст. Казанской тяжелые потери (почти в половину своего состава) понесла бригада (с высоким процентом офицеров) ген. Арбузова.

Велики были и потери в Орловско-Кромском сражении и при последующем отступлении. 3 ноября 30 офицеров убито в Фатеже, много офицеров погибло 15 ноября в Переяславле, с 14 по 18 ноября у Льгова убито до 500 чел. Дроздовского и Самурского полков. 6 декабря в д. Львовке погиб почти весь штаб корпуса Мамонтова. В бою под Торговой 18–19 февраля 1920 г. погибло до 5 тыс. казаков группы ген. Павлова. Много жертв было при эвакуации Новороссийска. Вот несколько типичных воспоминаний. «Многие офицеры стрелялись тут же в порту». «Момент пленения нас большевиками не поддается описанию; некоторые тут же предпочитали покончить счеты с жизнью. Мне запомнился капитан Дроздовского полка, стоявший недалеко от меня с женой и двумя детьми трех и пяти лет. Перекрестив и поцеловав их, он каждому из них стреляет в ухо, крестит жену, в слезах прощается с ней; и вот, застреленная, падает она, а последняя пуля в себя…». «Дорога шла мимо лазарета. Раненые офицеры, на костылях, умоляли нас взять их с собой, не оставлять красным. Мы прошли молча, потупившись и отвернувшись. Нам было очень совестно, но мы и сами не были уверены, удастся ли нам сесть на пароходы». Из пленных, взятых в Новороссийске, многие были вскоре же расстреляны. «Ночью мы — несколько человек из штаба бригады — разместились в стодоле. Среди ночи сюда привели двух казаков, ограбили их и тут же зверски убили. Мне приказали встать и идти за стодолу, где нас собралось до 20 ч. Отвели в сторону, выругали, приказали стоять на месте, а сами вскинули на руку ружье, дали залп — один, другой. Все попадали, в т. ч. и я». При наступлении в Северной Таврии в 1920 г. только корпус А. П. Кутепова потерял за три дня 23 % своего состава. Несколько десятков офицеров погибло 24 августа у х. Балтазаровки и т. п. Едва ли не большие потери принесла смертность от болезней, прежде всего от тифа, особенно свирепствовавшего при осенне-зимнем отступлении 1919 г., когда в пути замерзали, занесенные снегом, целые санитарные поезда.

Косвенно можно судить и по потерям офицеров различных полков Императорской армии. Л. -гв. Преображенский полк, не считая расстрелянных большевиками, только в боевых действиях потерял около 10 офицеров, всего в гражданской войне убито 29 его офицеров (в мировой — 42). Л. -гв. Финляндский потерял 17 офицеров (в мировой 53), л. — гв. Гренадерский — 24 (в т. ч. 19 убито в боях), л. — гв. Московский 26 (в мировой — 56), л. — гв. Измайловский — 37, л. — гв. Конный — 23 (в мировой — 12), л-гв. Кирасирский Ее Величества — 22 (в мировую 10), 13-й гренадерский полк — 25 (в мировую 29). 18-й гусарский полк потерял 13 офицеров (в мировую 11), 1-й гусарский — 19 (в мировую — 8), 10-й гусарский — 21 (в мировую — 14), 14-й гусарский — 14 (в мировую — 13) и в эмиграции к 1932 г. умерло 4, 17-й гусарский — 36, 3-й уланский — 8, 12-й уланский — 25. Л. -гв. Казачий полк потерял погибшими 34 офицера, ранено было 73, заболело тифом 36. Из состава л. — гв. 1-й артиллерийской бригады (70 офицеров к началу революции плюс 5 зачисленных в гражданскую войну) погибло 20 и умерло в эмиграции в 1922–1958 гг. 12. Из состава л. — гв. 2-й артиллерийской бригады погибло 29 офицеров. Гвардейская кавалерия потеряла в общей сложности 178 офицеров (см. табл. 8). Донская артиллерия потеряла в гражданскую войну 52 офицера (в мировую — 6), в эмиграции к 1. 01. 1936 г. умерло 20. Представляется интересным рассмотреть в изобилии имеющиеся данные о потерях добровольческих частей, в которых процент офицеров был особенно велик.

Корниловские части. Оборона Ростова в феврале 1918 г. стоила Корниловскому полку 100 ч. Из 18 ч командного состава Корниловского полка (до командиров рот), вышедших в 1-й Кубанский поход, за войну погибло 13. В начале штурма Екатеринодара полк имел 1000 штыков и пополнился во время боя 650 ч кубанцев, после штурма полковник Кутепов принял его в составе 67 ч (потери в 1583 ч). Всего за поход он потерял 2229 ч (теряя в отдельных боях от 6 до 60 ч, в двух наиболее крупных — под Кореновской и переходе через р. Белую — 150 и 200. В первом же бою под Ставрополем полк потерял до 400 ч, к 1 ноября в нем осталось 220 ч, а через несколько дней — 117. За 2-й Кубанский поход полк трижды сменил состав, с начала его до 1. 11. 1918 г. он потерял 2693 ч. С 1 января по 1 мая 1919 г. в 57 боях в Донбассе полк также переменил полностью три состава: при средней численности в 1200 ч убыло 3303 ч, в т. ч. 12 командиров батальонов (2-й батальон потерял 6 и остальные по 3), 63 командира рот (3-я — 9, 9-я — 8, 1-я — 7, 6-я — 6, 8-я,11-я, и 12-я — по 5, 5-я и 10-я — по 4, 2-я и 4-я по3) и 683 офицеров, служивших в качестве рядовых. В Орловско-Кромском сражении 1-й Корниловский полк потерял 750, 2-й — 1560 и 3-й — 646 ч. Около 6. 12 в лесах северо-восточнее Змиева полностью погиб 3-й Корниловский полк и 6-я батарея. В первый день наступления под Ростовом 8 января 1920 г. Запасный Корниловский полк потерял 200 ч. В марте 1920 в ст. Шкуринской был почти полностью уничтожен 4-й Корниловский полк. 17 июня 1920 г. под Б. Токмаком 2-й Корниловский полк потерял убитыми 6 офицеров и 4 солдат и раненными — 51 офицеров и 58 солдат, 16 августа у Верхних Серогоз ранено 23 офицера и 56 солдат (соотношение потерь говорит за себя). 1-й Корниловский полк 31 июля 1920 в бою за Куркулак потерял 61 офицера и 130 солдат — четверть состава, а общие потери дивизии за время боев у Б. Токмака достигали 2000 ч. В конце августа, после того, как она почти полностью полегла на проволочных заграждениях у Каховки, в 1-м полку осталось 107 ч, во 2-м 120 и в 3-м — 92 человека. 2-й Корниловский полк потерял в бою у Любимовки 111 офицеров и 327 солдат, а всего в Каховской операции за семь основных боев — 804 чел.; вся дивизия — примерно 3200 ч. 26 сентября на Днепре из 1-го батальона 2-го полка было зарублено 68 и пленено 80 ч. Известны точно и общие потери корниловцев (см. табл. 9), из которых явствует, что в их рядах погибло 5347 офицеров и классных чинов.

Марковские части потеряли до 1-го Кубанского похода несколько сот ч: уже под Кизитеринкой погибло около 20 офицеров, а всего при взятии Ростова около 150 (в т. ч. до 40 убитых), 11 января 1918 г. взорвали себя окруженные у Матвеева Кургана 18 ч команды подрывников отряда Кутепова, 19 января 1918 г. у ст. Гуково из 2-й роты 1-го Офицерского батальона из 35 ч осталось 7, всего отряд Кутепова потерял более 110 ч, при выходе из Ростова гвардейская рота потеряла 16 ч, всего до 600. В 1-м Кубанском походе под Выселками и Кореновской марковцы потеряли до 200 ч при 45 убитых, под Екатеринодаром около 350 (около 80 убитых и до 50 пропавших), т. е. 50 % состава, у ст. Медведовской — до 75 (15 убито), у Лежанки — 20 апреля — до 50 и 21-го более 100 (15 убито), у Сосыки — около 100 чел., всего за поход — около 1175 ч (из которых около 300 убитыми и до 80 пропавшими). Во 2-м Кубанском походе 25. 06 у Кагальницкой полк потерял 400 ч в т. ч. около 80 убитых, (по другим данным 317, в т. ч. 31 убит), причем почти все потери пришлись на три чисто офицерские роты — 305 (около 65 убитых), 6. 07 под Екатериновской до 350 (в т. ч. 150 — офицерские роты), а всего за неделю — до 500. В боях под Армавиром 13. 09 — около 350, 14. 09 — до 250, 19. 09 — свыше 150 (из них 7-я офицерская рота до 100 при 24 убитых), 2. 10 — свыше 200, 13. 10 — свыше 300, а всего до 2000 ч. В начале ноября под Ставрополем — до 500, в зимних боях в Ставропольской губ. 16. 12 у с. Грушевка 20 офицеров и 6 солдат, а всего 2200 ч. За весь же 1918 г. (не считая потери до 1-го Кубанского похода) марковские части потеряли более 10 тыс. человек.

В Донбассе 20. 01. 1919 г. у ст. Доломит одна из офицерских рот полка потеряла до 40 ч, к концу января за 9 дней полк потерял до 300 ч, в начале февраля одна 1-я рота — 60 (20 убиты), а всего за четыре месяца боев до начала мая — до 2000 ч. При начале майского наступления марковцы потеряли 150 ч, а к июню — до 300. За год существования к июню 1919 г. 7-я офицерская рота потеряла около 120 (20 % потерь) убитыми, раненными по 2 и более раза до 300, по 1 разу — около 160, пропавшими 5–6 офицеров, 30 остались полными инвалидам, и только один офицер ни разу не был ранен. 1-й Марковский полк с 6 по 27. 08 потерял до 800 ч, при взятии Волчанска 2-й Марковский полк потерял к 20. 08 около 100 ч, атака Корочи стоила марковцам 260 ч (60 убито). В начале наступления 31. 08 1-й Марковский полк потерял до 80 ч, при наступлении на Ливны к 20. 09 1-й полк потерял 800 ч, 2-й — свыше 200, 21. 09 1-й батальон 2-го полка потерял 550 ч (от офицерский роты остался 21 офицер), всего за 5 дней 2-й полк потерял до 1500 ч; в конце сентября ликвидация прорыва красных стоила ему еще 1000 ч, в боях 7–8 октября потери составили до 400 ч, при обороне Ливен к 15. 10 комендантская рота 1-го полка потеряла 117 ч, из состава офицерский роты 2-го полка было убито 50 офицеров, а один из его батальонов потерял 125; всего 2-й полк потерял до 500 ч. 29. 10 одна из рот 1-го полка потеряла до 100 ч, весь полк с 7 по 31 октября — до 2000, с 4 по 10 ноября — 200, 3-й полк при отступлении в первую декаду ноября потерял до 500 ч. При окружении дивизии 18. 12 в с. Алексеево-Леоново она потеряла около 500 ч убитыми, в течение всего 1919 г. она потеряла свыше 10 тыс. человек, а при обороне ст. Ольгинской 13–17 февраля 1920 г. при новом разгроме дивизии — до 1000 ч, всего же у Ейска, Ростова и Ольгинской — до 1500 (в т. ч. 500 раненых), причем среди офицеров потери достигали 50 % — до 275 ч (во 2-м полку из 125 осталось 50). В Крыму при штурме Перекопа 3. 04. 1920 г. 3-й батальон 3-го полка потерял 42 ч, 4. 04 1-й полк — до 60, один день боя 25. 05 стоил дивизии до 600 ч, 13. 07 у Янчекрака 1-й полк потерял до 400 ч, в непрерывных боях с 12. 07 до 20. 08 дивизия потеряла до 2000 ч, в заднепровских боях 25. 09-2. 10-500, у Днепровки 14. 10-800 (в т. ч. 300 ранено), 16. 10 у с. Б. Белозерка — более 200, у с. Н. Григорьева — 100, 21. 10 в Геническе — 750, всего в последних боях в Северной Таврии до 1850, плюс запасные батальоны потеряли до 1500 ч. Из состава Марковской артиллерийской бригады за войну по неполным данным (особенно в отношении умерших) было убито и умерло от ран 66 офицеров (4 полковника, 5 капитанов, 2 штабс-капитана, 18 поручиков, 16 подпоручиков и 21 прапорщик), 30 юнкеров и кадет, 2 сестры милосердия и 59 нижних чинов, от болезней умерли 30 офицеры (2 полковника, 3 капитана, 5 штабс-капитанов, 5 поручиков, 10 подпоручиков, 4 прапорщика и 1 врач) и 6 солдат. Общие потери марковцев исчисляются до 30 тыс. чел. кровавых потерь, в т. ч. 20 % — 6 тыс. — убитыми, кроме того 1–2 тыс. дезертиров, несколько сот без вести пропавших и несколько тысяч пленных.

Дроздовские части. Потери дроздовцев за поход Яссы-Дон были незначительны, но 21 апреля 1918 г. в бою за Ростов они потеряли 82 ч. В начале 2-го Кубанского похода 2-й Офицерский (Дроздовский) полк в бою под Белой Глиной в ночь на 23 июня 1918 г. потерял около 400, в т. ч. до 80 офицеров было убито. В июле за 10 дней боев дивизия потеряла 30 % состава. С 16 августа за месяц боев дивизия потеряла около 1800 ч, т. е. более 75 % своего состава. 28. 01. 1919 г. к северу от Бахмута погибла дроздовская офицерская рота, убито 37 офицеров. 9. 01. 1920 г. 1-й Дроздовский полк потерял около 70 ч, при взятии Ростова 9. 02 — около 220 ч (6 офицеров убито). В десанте на Хорлы дивизия потеряла 575 ч. 29. 06 3-й Дроздовский полк потерял 103 ч (25 убито), 31. 07 под Гейдельбергом 1-й Дроздовский полк потерял более 300 ч, 14. 08 у Андребурга дивизия потеряла 100 ч, 4-й Дроздовский полк 14. 10 у Ново-Григорьевки — около 200 ч. Дроздовский (2-й Офицерский) конный полк за 14 мая 1919 г. потерял 71 ч, 5 июня — 87, 2. 11. 1919 г. у Жуковки — 50 ч, 19. 10 1920 г. у Отрады 30 ч. Этот полк, каждый эскадрон которого в 1918 — первой половине 1919 гг. на три четверти состоял из офицеров, потерял за войну убитыми и ранеными до 2 тыс. чел. Из состава 7-й (3-й) дроздовской гаубичной батареи за войну погибло 24 ч, в т. ч. 14 офицеров. В Северной Таврии при ее обычном составе в 19 офицеров выбыло 15. Общие потери дроздовцев исчисляются в 15 тыс. убитых и 35 тыс. раненых. Среди убитых было свыше 4,5 тыс. офицеров.

Алексеевские части. Под Екатеринодаром Партизанский полк потерял 500 ч, 2–3. 07. у Песчанокопской — около 300, под Ставрополем только в 1-м (офицерском) батальоне осталось из около 600 30 ч. Потери Алексеевской бригады в десанте на Геническ составили 340 ч. , по другим данным 80. Гренадерский батальон Алексеевского полка целиком погиб 2. 08. 1920 г. при десанте на Кубань (убито и зарублено в плену более 100 чел.). При отходе в Крым у с. Богдановки 15 октября полностью погибли все обозы, лазарет и нестроевые команды полка, а из полка осталось не больше роты.

Симферопольский офицерский полк в боях против банд Махно терял десятки человек: 22. 08. 1919 г. — 88 ч (32 офицера), 23. 08–38 (18 офицеров), 24. 08–92 (44 офицера, в т. ч. 10 убито, и 48 солдат, в т. ч. 8 убито), всего же у ст. Помощной полк потерял 218 ч (34 убито). 30. 08 полк потерял 16 офицеров (3 убито) и 17 солдат, 9. 09–86 (в т. ч. 47 офицеров, из которых 5 убито и 4 пропало), 13. 09–40 (15 офицеров), 14. 09-233 ч, в т. ч. 148 убито, из них 60 офицеров и 85 ранено, из них 30 офицеров). Всего же бои против Махно с 22. 08 по 14. 09 стоили полку 635 ч — 208 убито (87 офицеров), 416 ранено (178 офицеров) и 11 пропало (5 офицеров).

Другие части. Сводно-Гвардейский полк (обычного солдатского состава) в бою 2 октября 1918 г. под Армавиром потерял половину своего состава — около 500 ч, было убито 30 офицеров. Киевское (Константиновское) училище в Кубанских походах потеряло около 100 офицеров и юнкеров, 15. 01. 1920 в бою на Перекопе — 87 ч (в т. ч. 3 офицера и 29 юнкеров убито), в боях в Кубанском десанте в августе 1920 г. было убито 2 офицера и 25 (или 38) юнкеров, ранено — 9 и 101 и без вести пропали 4 юнкера и 5 солдат. Всего с января 1919 г. училище потеряло убитыми 4 офицеров и 64 юнкера и ранеными 9 и 142 соответственно. Кубанское военное училище потеряло убитыми в Кубанском десанте 2 офицеров, врача и 27 юнкеров, ранеными — 4 офицеров и 52 юнкера. 7-я пехотная дивизия в боях 16–17. 06. 1919 г. под Царицыном потеряла убитыми и без вести пропавшими 29 офицеров (на 74 солдата) и ранеными 59 (на 199 солдат). Белозерский полк за три месяца летних боев 1919 г. потерял 4000 ч. На ст. Абганерово в январе 1920 г. понесла огромные потери Сводно-гренадерская дивизия, 22 февраля, попав в окружение, погибли почти все ее оставшиеся офицеры. Сводно-стрелковый полк в Генической операции потерял 150 ч.

Кавалерийские части. 1-я конная дивизия за август и сентябрь 1918 г. потеряла 260 офицеров и 2460 казаков — почти 100 % своей численности. Сводно-горская дивизия 23. 08. 1919 г. потеряла 40 ч (3 офицера убито), 1-я бригада 5кк 28. 11. 1919 г. имела 146 шашек, 29-го после пополнения 206, а 2. 12-141; в рапорте командира корпуса говорилось: «При столь ограниченном пополнении и числе рядов кадры офицерского состава гибнут, незаметно исчезают. Примером этому может служить Стародубовский дивизион сводного полка 12кд, где из 24 кадровых офицеров осталось 12 (4 ранено и 8 убито)». В бою под Егорлыкской 17. 02. 1920 г. гвардейская кавалерия потеряла половину своего состава: из 20 офицеров 10 убиты и 2 ранено. Почти полностью погиб возглавлявший атаку конно-офицерский полк. У Белой Глины 21 февраля 1920 г. погиб весь штаб 1-го Кубанского корпуса, в т. ч. около 70 офицеров. Почти полностью погиб на Перекопе в ночь на 3 апреля 1920 г. сводный гвардейский эскадрон, находившийся в Крыму: 4 офицера убито, 1 ранен и 1 пропал без вести. Туземная дивизия 30 мая 1920 г. потеряла зарубленными 200 ч.

Общее число офицеров, убитых в белой армии на Юге, можно определить, исходя из потерь «цветных» частей. Как явствует из приведенных выше данных, численный состав корниловцев, марковцев, дроздовцев был примерно одинаков. Потери убитыми корниловцев и дроздовцев исчисляются в 14 и 15 тыс. чел., причем для корниловцев известно точное число офицеров — 5,3 тыс. Потери марковцев несколько ниже, но зато в марковских частях была выше доля офицеров (в корниловских и дроздовских она была одинакова), причем изначально, в 1918 г., когда потери были наибольшими, это были чисто офицерские части. Таким образом, в рядах этих трех «цветных» дивизий погибло примерно 15 тыс. офицеров. С алексеевцами и другими добровольческими частями (численность которых, вместе взятых, равна каждой из трех дивизий) — 20 тыс. Гвардейские и кавалерийские полки Императорской армии, возрожденные на Юге, потеряли по 20–30 офицеров, т. е. всего примерно 2 тыс. В других пехотных частях ВСЮР и Русской Армии офицеров было немного, как и в казачьих войсках. Очень сильно насыщены офицерами были артиллерийские, бронепоездные и другие технические части (от трети до половины состава), но они несли сравнительно меньшие потери. Поэтому общее число убитых офицеров едва ли превысит 30 тыс. С потерями от болезней — до 35–40 тысяч.


Read more about Max Polyakov and his investments on this site