Противоречия «либерального коммунизма»

«Догнать и перегнать Америку»

Шаги Н. С. Хрущева по разоблачению сталинских преступлений породили в стране определенные надежды на возможность нового нэпа с его элементами экономического и внутрипартийного плюрализма. Но этого не произошло. Благоприятные возможности для кардинального реформирования советской системы, направления ее движения по пока еще не родившемуся «китайскому» пути, равно как и опыт нэпа, Хрущевым не были использованы. Вышедшие из «сталинской шинели» новые вожди так и остались заложниками административно-командной системы и не смогли до конца порвать со сталинизмом. Несмотря на важные шаги, сделанные Н. С. Хрущевым по либерализации советского общества, реального прорыва не произошло ни в отношении норм партийной жизни, ни в деятельности государственных и общественных институтов, ни в социальной и экономической политике. «Мы – продукты... революции. Мы были воспитаны на примерах Сталина», – объяснял впоследствии причины своей робости Хрущев. Поэтому он и другие руководители его поколения не смогли психологически решиться на поиски новых направлений, на кардинальное обновление советского общества. В мае 1957 г. Н. С. Хрущев сформулировал лозунг «Догнать и перегнать Америку по производству мяса, молока и масла на душу населения», ставший движущим мотивом и философией всех последующих преобразований «великого десятилетия».

Как и десятилетия назад, цивилизационный вызов Запада был интерпретирован Хрущевым и его окружением как чисто количественный. Советское руководство, как и западные политики, отказывалось видеть культурные различия между СССР и Западом. Вновь задача всеобъемлющей модернизации была сужена до задач ускоренного развития народного хозяйства. Советская система в поисках адекватного ответа на «действующий, – по выражению Хрущева, – на психику людей всего западного мира объем производства США», а также отставание от крупнейшей капиталистической державы в области новейших технологий, технической оснащенности народного хозяйства, в производительности труда вновь пошла по пройденному пути. «Сработать» на опережение по опыту Японии и некоторых западных стран СССР не позволили, с одной стороны, геополитические амбиции партийных олигархов вкупе с их специфической политической культурой, сформированной в предвоенные годы, а с другой – инерция системы и реалии «холодной войны». Стремление советского руководства скорее догнать Америку породило массовые приписки, показуху. Так, несмотря на все усилия и ухищрения власти в центре и на местах, в первый год советско-американского «соревнования» производство мяса в стране увеличилось лишь на 0,3 млн тонн. Секретарь рязанского обкома КПСС А. Ларионов, отрапортовавший в декабре 1959 г. о двукратном превышении годового плана производства мяса в области, покончил с собой после того, как обман был раскрыт. После этого соревнование в области животноводческой продукции закончилось, но лозунг «догнать и перегнать Америку» фактически не был снят.

Выбрав из всех теоретически возможных вариантов реформ один из наиболее консервативных и тупиковых, скованный идеологическими догмами, не имея четкой стратегии и располагая ограниченными экономическими ресурсами для реформирования, Хрущев был обречен проводить крайне противоречивый внутриполитический курс.