Устранение Берии

Хрущев и Маленков настороженно отнеслись к реформаторским инициативам Берии, справедливо видя в них стремление обелить себя в глазах народа. В той обстановке ни один из них не был готов к резкой и открытой критике Сталина. Категорически против этого возражал и Молотов. Главное же – позиция Берии не нашла поддержки у партийно-государственного аппарата, представители которого ясно видели опасность для себя в личности нового претендента на власть.

Сохраняя через местные органы МВД контроль за обстановкой на местах, Берия становился все более опасной фигурой для своих недавних соратников. Угроза возможного отстранения от власти и даже физического уничтожения, исходящая от Берии, сплотила на время его политических противников, прежде всего Хрущева и Маленкова. Они смогли привлечь на свою сторону группу высокопоставленных военных, включая маршала Г. К. Жукова и генерала К. С. Москаленко. Ничего не подозревающий Берия в середине июня 1953 г. решением кремлевского руководства был направлен в Восточный Берлин, где в это время начались антиправительственные выступления. На следующий день после его возвращения, 26 июня, по инициативе заговорщиков было созвано внеплановое заседание Президиума ЦК, на котором по сигналу помощника Маленкова Жуков и Москаленко арестовали Берию. Затем была снята бериевская охрана Кремля, и только после этого завернутый в ковер экс-министр МВД был направлен в тюрьму Московского военного округа. По существу, это был заговор большинства Политбюро против одного из своих членов.

«Делу Берии» был посвящен состоявшийся в начале июля 1953 г. специальный Пленум ЦК КПСС. На нем недавние соратники в соответствии с практикой фальсификаций того времени обвинили Берию во всех смертных грехах: от организации политических процессов конца 40-х – начала 50-х гг. до плохого обеспечения картофелем жителей городов, от попыток дискредитировать руководящую роль партии до единоличного решения о взрыве водородной бомбы. Попытка Берии разграничить полномочия партийных и государственных властей была расценена как проявление его «вредительской, антигосударственной и антипартийной деятельности». В итоге Берия был исключен из рядов партии как «враг народа и агент международного империализма». В декабре 1953 г. он вместе с шестью ближайшими сотрудниками, возглавлявшими карательные органы, был расстрелян по приговору Верховного суда.

Тем самым линия критики культа личности, формально заявленная на июльском пленуме, не получила дальнейшего развития. Суд над Берией должен был убедить общественное мнение в том, что виновники массового террора выявлены и наказаны. Решительный поворот в политике партии не состоялся. Взвалив на Берию вину за преступления и провалы прошлого, его недавние соратники не собирались реабилитировать всех пострадавших от массового террора. Однако устранение «лубянского маршала» сыграло свою положительную роль в дальнейшей судьбе советской системы: с массовым террором было покончено. Атмосфера всеобщего страха, многие десятилетия сковывавшая страну, стала постепенно исчезать.