Начало восстановления

Победа над фашизмом и властью в Кремле, и большинством простых людей воспринималась как важнейшее доказательство правильности советского строя. «Гитлера разбили мы, а не те, у кого урны на улицах» – подобные суждения в первые послевоенные месяцы можно было услышать и в кремлевских кабинетах, и на городских площадях. Сталин использовал эти настроения для укрепления советской системы. Выступая перед избирателями 9 февраля 1946 г., он сказал: «Война показала, что советский общественный строй является лучшей формой организации общества, чем любой несоветский общественный строй». Таким образом, были отсечены все иные варианты послевоенного развития страны. Коль скоро советский строй выдержал страшную проверку войной, зачем что-то менять, следует продолжить курс на завершение строительства социализма и жить, как жили до войны. Согласно сталинским установкам, в ближайшие 15 лет предполагалось увеличить в 3,3 раза (до 60 млн тонн) производство стали, в 2 раза производство нефти (до 60 млн тонн). Курс на приоритетное развитие тяжелой промышленности предполагал сохранение плановых начал, а значит сохранение пятилетних планов, а также воспроизводство старых довоенных технологий в народном хозяйстве. В принятом в марте 1946 г. четвертом пятилетнем плане (1946–1950 гг.), названном планом восстановления и развития народного хозяйства, в качестве основной его задачи провозглашалось восстановление довоенного уровня промышленности и сельского хозяйства, чтобы «затем его превзойти в значительных масштабах». Как и в годы первых пятилеток, в нем главное внимание уделялось развитию тяжелого машиностроения, металлургии, топливно-энергетического комплекса.

«Холодная война» оказала сильное влияние на послевоенное развитие советской промышленности. В первые послевоенные месяцы она активно перестраивалась на мирные рельсы. Ряд наркоматов, на предприятиях которых производилось вооружение, сменил свои названия и профиль. Наркомат минометного вооружения был преобразован в Министерство машиностроения, Наркомат танковой промышленности – в Министерство транспортного машиностроения и т. д. Давая указания наркомам оборонной промышленности, какой наркомат будет производить турбины, а кто будет налаживать выпуск часов, Сталин не оставил им сомнения в характере будущей деятельности: «Положите ваши мундиры в сундуки и пересыпьте нафталином. Больше они вам не понадобятся». Очевидно, Сталин не лукавил и искренне выступал за быстрый перевод советской военной индустрии на мирные рельсы.

Задания на проектирование новых автомобилей гражданского назначения конструкторы Горьковского автозавода получили еще в самый разгар войны. Уже к весне 1943 г. были готовы проекты двух новых легковых автомобилей – ЗИС-110 и ГАЗ-М20 (после войны последний получил название «Победа»). Это позволило советской промышленности уже в первые послевоенные месяцы приступить к их производству. Для своего времени «Победа» была высококлассным автомобилем. Новизна компоновки сочеталась в нем с большой надежностью.

К июню 1945 г. на выпуск гражданской продукции было переведено более 500 предприятий. Вероятно, и в последующие месяцы конверсия военных предприятий была бы продолжена. Однако атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки 6 и 9 августа заставила советское руководство приостановить конверсию и под покровом глубокой секретности направить львиную долю и без того скудных ресурсов на развитие военных технологий, создание атомного и ракетного оружия.