Мюнхенский сговор

30 сентября 1938 г. на конференции глав правительств и министров иностранных дел в Мюнхене представители четырех государств (Англии, Франции, Германии и Италии) Н. Чемберлен, Э. Даладье, А. Гитлер и Б. Муссолини, удовлетворяя требование гитлеровского правительства, предписали Чехословакии, под предлогом защиты прав немецкого населения, передать Германии в 10-дневный срок Судетскую область и ряд других районов страны, принадлежавших Германии до версальских решений. В результате Чехословакия потеряла 20 % свой территории, четверть населения, около половины предприятий тяжелой промышленности, мощные укрепления на границе с Германией. В обмен на это соглашение через два дня Германия подписала с Великобританией и 6 декабря – с Францией декларации о разрешении спорных вопросов между ними путем мирных переговоров, фактически представлявшие собой договоры о ненападении.

СССР оказался единственным государством, отказавшимся признать захват Чехословакии Германией. Западные державы вновь проигнорировали предложения советской стороны о совместной защите Чехословакии, не без основания полагая, что в тот момент это могло закончиться падением фашистского режима в Германии, в чем они не были заинтересованы. В канун Мюнхенской сделки Советский Союз предлагал оказать военную помощь Чехословакии. Однако ее правительство предпочло капитулировать перед фашистским диктатором. В результате менее чем через шесть месяцев Германия, не получив никакого отпора, полностью оккупировала Чехословакию, нарушив теперь уже Мюнхенские соглашения.

Таким образом, Мюнхенский сговор разрушил с трудом создаваемую систему коллективной безопасности в Европе и в конечном счете привел к Второй мировой войне.

Агрессивные действия гитлеровской Германии развязали руки фашистской Италии, которая в апреле 1939 г. захватила Албанию, а в 1936–1939 гг. вместе с Германией участвовала в интервенции против республиканской Испании.

Мюнхен подтвердил старые опасения советской стороны относительно действительных намерений западных стран. Сталин, которого даже не пригласили на Мюнхенскую конференцию, имел все основания опасаться возможного антисоветского сговора. Для советской дипломатии вновь становится актуальной задача, высказанная Сталиным в 1927 г.: «Очень многое... зависит от того, удастся ли нам оттянуть войну с капиталистическим миром... до того момента... пока капиталисты не передерутся между собой».

Чтобы обеспечить наиболее благоприятные внешнеполитические условия для обороны страны, Сталин изменил тактику. Понимая, что новая мировая война неизбежна, он рассчитывал получить от нее выгоды, в ней не участвуя. Для этого прежде всего следовало обеспечить для СССР максимальную свободу в выборе союзников, а в конечном счете – нейтралитет в случае конфликта между капиталистами. К июню 1939 г. для Сталина уже не было секретом существование немецкого плана нападения на Польшу (план «Вайс») осенью этого года, однако он не осознавал характера и масштабов угрозы со стороны фашистской Германии, претендовавшей на мировое господство.