На пути к единомыслию

Либерализация экономики в годы нэпа не сопровождалась демократизацией, какими-либо серьезными изменениями в системе однопартийной большевистской диктатуры. Введение нэпа небольшевистские партии восприняли как возвращение к естественному, нормальному развитию русской революции и ждали от большевистских лидеров установления буржуазно-демократического строя и либерализации политической системы. Вместо этого по инициативе Ленина большевики взяли курс на окончательное уничтожение остатков многопартийности. Считая возможный контрреволюционный «термидорианский» переворот основной и действительной опасностью, Ленин решительно отклонил все предложения отдельных партийцев по либерализации политического строя. Не нашло его поддержки и предложение оппозиции «поиграть в парламентаризм», допустив «десяток, другой, а может и три десятка бородатых мужиков во ВЦИК».

Вопреки его известным словам о «коренной перемене точки зрения на социализм» вопрос о пересмотре концепции социализма практически не был поставлен. Резолюцией X съезда РКП(б) «О единстве партии» запрещались оппозиционные группы, навязывалось единомыслие. Ничем закончились попытки рабочей оппозиции добиться в стране расширения свободы печати – «от анархистов до монархистов». В 1921 г. фактически прекратили политическую деятельность левые эсеры. Спустя год состоялся сфабрикованный ГПУ процесс над руководителями партии правых эсеров, все они были приговорены к смертной казни, которая затем была заменена 10 годами заключения. Этот процесс послужил началом отхода западноевропейской интеллигенции от Советской России. Стремясь предотвратить возможную реставрацию капитализма, правящая партия ужесточила репрессии против потенциальных противников из числа высококвалифицированной интеллигенции. В августе 1922 г. из страны были высланы 160 выдающихся представителей науки, культуры, искусства, включая философов Н. Бердяева, С. Булгакова, И. Ильина, А. Карсавина, С. Франка, Л. Шестова, социолога П. Сорокина, историков А. Кизеветтера, А. Флоровского, А. Боголепова, которых газета «Правда» в статье с многозначным заголовком «Первое предостережение» назвала «идеологическими врангелевцами». Несколькими месяцами раньше был укреплен созданный еще в 1920 г. Агитпропотдел ЦК РКП(б). Отдел должен был заниматься общим идеологическим руководством всеми государственными и общественными организациями и идейно-политическим воспитанием коммунистов. В 1922–1923 гг. были предприняты и другие весьма жесткие шаги, изменившие всю духовную атмосферу в стране. Создается политическая цензура в лице Главлита (Главное управление по делам литературы и издательства при Наркомпросе РСФСР), а затем и Главреперткома (Комитет по контролю за репертуаром). Главлит получил право выдавать разрешения на публикацию изданий и составление списков запрещенных произведений. В письме от 8 ноября 1923 г. В. Ф. Ходасевичу М. Горький не без иронии отмечал, что из новостей, «ошеломляющих разум», его больше всего потряс указатель изымаемых из библиотек книг, в котором среди авторов были Платон, Кант, Л. Н. Толстой, Н. С. Лесков. В 1923 г. для хранения «вредных и контрреволюционных» книг создается спецхран. В новых условиях меняются задачи, а отчасти и методы работы ВЧК, которая активно подключается к контролю над новыми хозяйственными отношениями.


Стерильные Тату иглы www.just-tattoo-shop.ru.