Октябрьский переворот

«Эту власть надо свергнуть»

В период своего вынужденного пребывания в Финляндии В. И. Ленин на основе опыта «мирных» вооруженных демонстраций приходит к выводу о том, что, соблазняя меньшевиков и эсеров лозунгами «Вся власть Советам!», большевики никогда не добьются смещения Временного правительства. Излагая свою новую директиву в статье, озаглавленной «К лозунгам», он писал, что отныне пролетариат сможет взять власть в свои руки лишь путем вооруженного восстания. Ленин спешил взять ускользающую из рук Керенского власть, опасаясь, что малейшее промедление обернется потерей партией большевиков авторитета и влияния в массах. Растущее в стране недовольство Керенским, борьбу вокруг состава Временного правительства большевистский лидер расценил как исключительно благоприятную возможность для захвата власти: «Эту власть надо свергнуть».

В середине сентября он пишет в ЦК два письма, в которых ставит задачу практической подготовки к восстанию. Осенью 1917 г. положение для большевиков складывается чрезвычайно благоприятно. Действительным успехом политики большевиков, проводившейся после поражения корниловщины под лозунгом «Вся власть Советам!», стало наведение мостов с частью лидеров меньшевиков и эсеров, ранее входивших в демократическую коалицию. В конце сентября большевики впервые за все время революции делаются полными хозяевами столичных Советов. Временное правительство все более утрачивает контроль над страной. Фактически Россия вновь вернулась к состоянию, в которой находилась после свержения монархии. Меньше добывалось угля, железнодорожное сообщение разваливалось. Жизненный уровень большинства населения продолжал падать. Разруха, локауты предпринимателей поставили хозяйство страны на грань катастрофы.

Правительством были пущены в оборот новые денежные знаки достоинством 20 и 40 рублей («керенки») без твердого обеспечения. Инфляция обесценивала заработанные деньги, цены на рынках неудержимо ползли вверх, появлялись признаки приближающегося голода, росла безработица. Попытки правительства ввести монополию на хлеб, твердые цены на важнейшие продукты, нормировать снабжение (за счет карточек) не давали эффекта. Окончательная потеря управления властью выражалась в общем хаосе и катастрофическом росте преступности. Близился общий экономический паралич. Вследствие недовольства масс с новой силой развернулось рабочее движение. Число забастовок перевалило за миллион. Экономические требования рабочих перерастали в политические.

В деревне также нарастали революционные настроения. Не дожидаясь Учредительного собрания, крестьяне практически приступали к аграрной революции. В армии во многих частях под давлением солдат и матросов проводилась чистка офицерского состава, действовали армейские комитеты. Столь же мощным было самостоятельное движение народов на национальных окраинах. Сложившуюся ситуацию Ленин характеризовал как «общенациональный кризис».

К диктатуре пролетариата большевики шли под маской защитников свободы и революции, утверждая, что растущая анархия позволит правым силам консолидироваться и разгромить демократию.

Новые директивы Ленина поначалу не встретили понимания среди других членов большевистского руководства. Тем более что сам Ленин с начала сентября высказывался за тактику компромиссов. 15 сентября ЦК партии отверг ленинский курс на вооруженное восстание, считая его несвоевременным. Большинство членов ЦИК, присутствовавших на заседании, высказались за уничтожение ленинских писем, чтобы предотвратить выступление масс. Л. Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев, высказывая серьезное сомнение в степени популярности партии в народе, возлагали надежды на Демократическое совещание, создание блока из меньшевиков, эсеров и большевиков для проведения коренных реформ. Троцкий рассчитывал, что II Всероссийский съезд Советов, созыв которого был запланирован на вторую половину сентября, сможет легитимно взять власть и сформировать пробольшевистское правительство. Руководимые большевиками Советы стали принимать резолюции с требованием его скорейшего созыва.


Для игры в казино с qiwi Максбет желательно завести кошелек в платежной системе.