Начало нового этапа революции

С изменением настроений, вызванных корниловскими событиями, перед большевиками неожиданно открылись новые перспективы. Политический маятник вновь качнулся влево. Авторитет большевиков в массах резко возрос. По свидетельству Ф. Ф. Раскольникова, «слово „большевик“, которое после июльских дней стало ругательством, теперь превратилось в синоним честного революционера, единственного надежного друга рабочих и крестьян».

Процент голосовавших за большевиков на выборах в сентябре в районные думы в Москве дошел до 51,5, тогда как число голосов, поданных за кадетов, сократилось в 3 раза. В других городах картина была сходной. Хотя эсеры и меньшевики преобладали во ВЦИКе, большевики смогли завоевать большинство мест в Петроградском и Московском советах. 25 сентября Н. С. Чхеидзе, возглавлявший Петроградский совет, уступил место председателя примкнувшему к большевикам «межрайонцу» Л. Д. Троцкому, который становится практическим руководителем готовящегося переворота. Уже через неделю Петроградский совет вынес резолюцию о передаче всей власти Советам. В условиях, когда большевики не скрывали своих намерений немедленно начать социалистические преобразования после перехода всей власти к Советам, этот призыв был расценен демократическими силами как призыв к неминуемой гражданской войне. Большинство из них исходили из того, что без участия буржуазии в государственных и общественных делах распад в стране лишь ускорится.

Межпартийное сотрудничество революционных сил разваливалось на глазах, все больше превращаясь в открытое противостояние двух политических лагерей – умеренного (кадеты, правые эсеры, меньшевики) и ультрарадикального (большевики, левые эсеры, анархисты). Первые видели опору революции в укреплении демократических институтов в обществе, вторые – в применении оружия. В обоих лагерях самые влиятельные вожди не хотели больше коалиционного правительства. Одни требовали правительства чисто буржуазного, другие – социалистического. Программа большевиков никого всерьез не пугала. Она казалась нелепостью. На проходившем в это время Совещании общественных деятелей, собравшем цвет либеральной и умеренно консервативной России, ни слова не было сказано о Ленине и «большевистской опасности». Весь обличительный пафос ораторов был сосредоточен на Керенском и Временном правительстве. Керенский и его министры, в свою очередь, по-прежнему видели опасность только со стороны правых.

14–22 сентября в Петрограде проходило Всероссийское демократическое совещание. Его состав был весьма авторитетным и представительным. Совещание было призвано подвести «новые опоры» под шатающуюся власть Временного правительства, удержать революцию в рамках либеральной демократии, активизировав для этого кооператоров, деятелей профсоюзов, земств, муниципалитетов, казачество. Центральным оказался вопрос, какой характер должна носить государственная власть – должны ли впредь привлекаться к власти «цензово-буржуазные элементы». С точки зрения правых, до Учредительного собрания лишь коалиционная власть могла стать реальной преградой опасности гражданской войны. Левые отвергали коалицию с кадетами и настаивали на создании однородно-социалистической власти. В конечном итоге сторонники коалиции с кадетами одержали победу. Большинство высказалось за коалицию. Участники совещания сформировали Всероссийский демократический совет (Предпарламент), призванный вплоть до Учредительного собрания открыто противостоять Советам, обеспечить передачу их функций думам, земствам, профсоюзам и другим общественным организациям, не допустить прихода к власти большевистской партии. Демократическое совещание давало демократическим силам последний шанс на реорганизацию власти путем формирования новой коалиции. Однако в силу глубокого раскола революционной демократии этот шанс не был реализован.

25 сентября А. Ф. Керенский сформировал третье и последнее коалиционное Временное правительство. Большинство в нем принадлежало социалистическим партиям. Кадеты вошли в правительство, надеясь активно противостоять большевистскому наступлению, но и это правительство не смогло овладеть ситуацией. Революционизирующие массы уставали от бессилия власти.