Пореформенная Россия

Убийство 1 марта 1881 г. императора Александра II радикально настроенными членами антисамодержавной организации «Народная воля» не привело к отмене самодержавия. В тот же день императором России стал его сын Александр Александрович Романов. Еще цесаревичем Александр III (император 1881–1894 гг.) считал, что либеральные реформы, проводимые отцом, ослабляют самодержавную власть царя. Опасаясь эскалации революционного движения, сын отверг реформаторский курс отца. Экономическое положение страны было тяжелым. Война с Турцией потребовала огромных расходов. В 1881 г. государственный долг России превышал 1,5 млрд рублей при годовом доходе в 653 млн рублей. Голод в Поволжье и инфляция усугубляли ситуацию.

Невзирая на то что Россия сохраняла многие присущие только ей черты культурного облика и социального устройства, вторая половина XIX в. стала временем ускоренной и заметной культурно-цивилизационной трансформации. Из аграрной страны с низкопродуктивным аграрным производством к концу XIX в. Россия начала превращаться в страну аграрно-индустриальную. Сильнейший импульс этому движению дала принципиальная перестройка всего социально-экономического строя, начало которой положила ликвидация крепостного права в 1861 г.

Благодаря проведенным реформам в стране произошел промышленный переворот. Число паровых двигателей возросло втрое, их совокупная мощность – вчетверо, количество торговых судов – в 10 раз. Новые отрасли промышленности, крупные предприятия с тысячами рабочих – все это стало характерной чертой пореформенной России, как и формирование широкого слоя наемных рабочих и развивающейся буржуазии. Менялся социальный облик страны. Однако этот процесс проходил медленно. Наемные рабочие еще были прочно связаны с деревней, а средний класс был малочисленным и слабо оформленным.

И все же с этого времени обозначился медленный, но неуклонный процесс преобразования хозяйственно-социальной организации жизни империи. Жесткая административно-сословная система уступала место более гибким формам социальных отношений. Раскрепощалась частная инициатива, вводились выборные органы местного самоуправления, демократизировалось судопроизводство, упразднялись архаичные ограничения и запреты в издательском деле, в области сценического, музыкального и изобразительного искусств. В удаленных от центра пустынных местах при жизни одного поколения возникали обширные индустриально-промышленные зоны, такие как Донбасс и Баку. Успехи цивилизационной модернизации наиболее выразительно обрели зримые очертания в облике столицы империи – Петербурге.

Одновременно правительство развернуло программу строительства железных дорог с опорой на иностранные капиталы и технологии, а также реорганизовало банковскую систему для внедрения западных финансовых технологий. Плоды этой новой политики стали видны в средине 1880-х гг. и в период «большого рывка» промышленного производства в 1890-х гг., когда промышленный выпуск возрастал в среднем на 8 % в год, что превосходило самые высокие темпы роста, когда-либо достигнутые в странах Запада.

Наиболее динамичной развивающейся отраслью промышленности было хлопчатобумажное производство, преимущественно в Московском регионе, вторым по значению было производство свекловичного сахара на Украине. В конце XIX в. в России строятся большие современные текстильные фабрики, а также ряд металлургических и машиностроительных заводов. В Петербурге и под Петербургом разрастаются гиганты металлургической промышленности – Путиловский и Обуховский заводы, Невский судостроительный и Ижорские заводы. Такие предприятия создаются и в российской части Польши.

Большая заслуга в этом рывке принадлежала программе железных дорог строительства, особенно сооружению государственной Транссибирской магистрали, начатому в 1891 г. Общая протяженность железнодорожных линий России к 1905 г. составила свыше 62 тыс. км. Расширению добычи полезных ископаемых и строительству новых металлургических предприятий также давался зеленый свет. Последние часто создавались иностранными предпринимателями и с помощью иностранного капитала. В 1880-х гг. французские предприниматели добились от царского правительства разрешения на строительство железной дороги, соединявшей Донбасс (залежи угля) и Кривой Рог (залежи железной руды), а также построили доменные печи в обоих районах, создав, таким образом, первый в мире металлургический комбинат, работающий на поставках сырья с отдаленных месторождений. В 1899 г. на юге России действовало уже 17 заводов (до 1887 г. было только два), оборудованных по последнему слову европейской техники. Производство угля и чугуна стремительно возросло (в то время как в 1870 гг. внутреннее производство чугуна удовлетворяло только 40 % спроса, в 1890-е гг. оно обслуживало три четверти значительно выросшего потребления).

К этому моменту Россией был накоплен значительный экономический и интеллектуальный капитал, что позволило стране добиться определенных успехов. К началу ХХ в. у России были хорошие валовые экономические показатели: по валовому промышленному производству она стояла на пятом месте в мире после Соединенных Штатов, Германии, Великобритании и Франции. В стране была значительная текстильная промышленность, особенно хлопчатобумажная и льняная, а также развитая тяжелая промышленность – производство угля, чугуна, стали. Россия в последние несколько лет XIX в. даже занимала первое место в мире по добыче нефти.

Эти показатели тем не менее не могут служить однозначной оценкой экономической мощи России. По сравнению со странами Западной Европы уровень жизни основной массы населения, особенно крестьян, был катастрофически низок. Производство основных промышленных продуктов на душу населения на порядок отставало от уровня ведущих промышленных стран: по углю в 20–50 раз, металлу в 7–10 раз. Таким образом, Российская империя вступила в ХХ век, так и не решив проблемы, связанные с отставанием от Запада.


Read more about Max Polyakov and his investments on this site