Общественное движение 1830–1850-х гг.

Во второй трети XIX в. в России начали оформляться основные идейные течения: консерватизм, либерализм, революционно-социалистический радикализм.

Реакцией на выступление декабристов стало нарастание консервативных настроений в обществе. Идеологом идейной концепции консерваторов был министр народного просвещения граф С.С. Уваров. В его теории официальной народности выделялись три основополагающих принципа, отличающих Россию от Запада: православие как основа духовной жизни и церковь как опора самодержавия; самодержавие как основа жизни русского общества и единственно приемлемая для России форма правления; народность как духовное единение народа с царем.

Приверженцами этой теории были историки Н.М. Карамзин и М.П. Погодин, литераторы Ф.В. Булгарин и М.Н. Загоскин и др.

Несмотря на усиление политической реакции, оппозиция существующему режиму по-прежнему пыталась противостоять ему, что проявлялось в деятельности в конце 1820-х – 1830-х гг. различных по составу и идейной направленности кружков (кружок братьев Критских, кружок Н.В. Станкевича, кружок А.И. Герцена и Н.П. Огарева и др.), обсуждавших вопросы о положении страны и ее будущем; в виде сложившихся во второй половине 1830-х гг. либеральных течений западников и славянофилов; в формировании революционно-социалистического направления общественной мысли.

Славянофильство возникло как своего рода реакция на распространение среди российского дворянства «слепого подражания» Западу. Славянофилы (братья П.В. и И.В. Киреевские, И.С. и К.С. Аксаковы, философы Ю.Ф. Самарин и А.С. Хомяков и др.) защищали идею о великой исторической миссии России. Они идеализировали патриархальную Русь и нередко принижали прогрессивные достижения западных стран, считая, что если Россия будет развиваться по их пути, то у нее нет будущего. С этой точки зрения славянофилы негативно оценивали деятельность Петра I. Основополагающими принципами общественного устройства России они считали православие, самодержавие и народность, осуждая при этом самодержавный деспотизм и рассматривая православие как образ мышления народа. Многие размышления славянофилов о патриотизме, национальных традициях, нравственных критериях сохраняют и в наши дни свою актуальность и значимость.

В отличие от славянофилов западники (историки Т.Н. Грановский и С.М. Соловьев, литераторы П.В. Анненков и И.С. Тургенев, юрист К.Д. Кавелин) высоко ценили достижения европейских стран и хотели, чтобы Россия развивалась именно по их пути, преодолев с помощью реформ свое отставание. Они считали, что для этого в первую очередь должно быть ликвидировано крепостничество и установлено конституционное государственное устройство. Эти изменения, по их мнению, позволят России образовать вместе с Западом «одну общечеловеческую семью».

Несмотря на имевшие место разногласия, и западники, и славянофилы любили Россию и верили в нее; и те, и другие отрицательно относились к крепостному праву и считали необходимым постепенное проведение реформ, инициатором которых должна была выступить верховная власть. За свои взгляды представители этих направлений либерального движения подвергались гонениям со стороны правительства.

На формирование западнической и славянофильской идеологий значительное влияние оказал П.Я. Чаадаев, который первым остро поднял вопрос о судьбе России и ее историческом месте. По мнению П.Я. Чаадаева, Россия – не Запад и не Восток. Россия – целый особый мир. Подвергая Россию своего времени самой жестокой критике, он был страстным патриотом своей страны и верил в ее потенциальные силы. Критика крепостничества, царизма, теории официальной народности получила отражение в «Философическом письме», опубликованном в 1836 г., за которое П.Я. Чаадаев был объявлен сумасшедшим и отдан под полицейский надзор.

Революционеры-демократы (А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.Г. Белинский) разделяли некоторые идеи западников, но в целом выступали против буржуазно-либеральной идеологии. Они развивали идеи утопического социализма и в отличие от декабристов стремились не к организации военного заговора, а к народной революции.

А.И. Герцен сформулировал теорию общинного социализма, согласно которой Россия сможет перейти к нему через крестьянскую общину – готовую ячейку социалистического общества. В качестве главных условий построения социалистического общества в России он считал отмену крепостного права и ликвидацию самодержавия.

В 1840-е гг. с критикой российской действительности и программой революционного преобразования страны выступал популярный литературный критик В.Г. Белинский, видевший ее возрождение «в успехах цивилизации, просвещения, гуманности, пробуждения в русском народе чувства собственного достоинства, правах и законах, сообразных со здравым смыслом и справедливостью, необходимости гарантий для личности, чести и собственности».

Заметную роль в революционном движении в 40-е гг. XIX в. играл кружок М.В. Буташевича-Петрашевского. Члены этого кружка, среди которых были писатели М.Е. Салтыков, Ф.М. Достоевский, пианист А.Г. Рубинштейн и др., увлекались идеями А. Сен-Симона, Ш. Фурье, а также декабристов, В.Г. Белинского и А.И. Герцена. Петрашевцы пропагандировали необходимость уничтожения помещичьего землевладения и бесплатную передачу земли крестьянам. Как и другие представители революционно-демократического течения, они считали революцию, а не реформирование «сверху» целесообразным способом социалистического переустройства. Петрашевцы выступали за демократию, установление республиканского правления, политические свободы, ликвидацию национального гнета. В 1849 г. кружок был разгромлен; 21 участника приговорили к расстрелу, затем замененному каторгой.

Таким образом, разочаровавшись в возможности сотрудничества власти и общества, оппозиционно настроенные представители российской интеллигенции встали на путь борьбы за революционно-радикальное развитие России.