Эрзинджанская операция

В мае месяце германо-турецкое командование решило вернуть обратно утерянные Эрзерум и Трапезонд и рассчитаться с Кавказской армией за жестокий свой разгром.

Турецкие силы на Кавказе с 11 дивизий были доведены до 24. В III армию морем были переброшены 5-й и 12-й корпуса; она была доведена до 15 дивизий и вверена Вехибу-паше. В то же время на правый фланг турецкого расположения, в долину Евфрата, перевозилась по Багдадской железной дороге II армия Ахмет Изета-паши — дарданелльские победители: 2-й, 3-й, 4-й и 16-й корпуса. Сосредоточение этой армии замедлялось тем, что ее корпусам приходилось идти походным порядком от 250 до 600 верст от станций выгрузки до районов сосредоточения.

III армии надлежало перейти в наступление в середине июня, сковывая наши силы. II же армия должна была затем нанести нам главный удар в стык между I и IV Кавказскими корпусами — на Гассан-Калу и дальше, заходя правым плечом в тыл Эрзеруму, окружить и уничтожить главные силы Кавказской армии. Благодаря счастливой случайности нам удалось заблаговременно узнать этот план. К нам перебежал майор Генерального штаба, черкес по происхождению, оскорбленный несправедливым к нему отношением германо-турок и отомстивший сообщением всех их планов.

До перехода в общее наступление Вехиб-паша решил ликвидировать Мамахатунский выступ. 16 мая 9-й и 11-й турецкие корпуса обрушились на 4-ю Кавказскую стрелковую дивизию и заняли Мамахатун. Развивая этот успех, турки двинулись дальше в эрзерумском направлении, но генерал Юденич двинул на них 39-ю пехотную дивизию. В богатырском бою с 21-го по 23 мая непобедимая 39-я дивизия отразила пять турецких и прикрыла русский Эрзерум. В деле 16 мая под Мамахатуном нами потеряно 2 орудия. В боях с 21-го по 23 мая 153-й пехотный Бакинский полк полковника Масловского опрокинул 17-ю и 28-ю пехотные турецкие дивизии и отразил две конные дивизии неприятеля, стреляя стоя и с колена, как на ученье. Неприятеля положено без счета, но и бакинцы лишились 21 офицера и 900 нижних чинов.

13 июня вся III турецкая армия перешла в решительное наступление, направив главный удар свежими 5-м и 10-м корпусами долиной Лиман-Су в трапезондском направлении (на Оф). Туркам удалось здесь вклиниться между V Кавказским и II Туркестанским корпусами, но развить этот прорыв они не могли: 19-й Туркестанский полк двое суток держал мертвой хваткой две галлиполийские дивизии, дав время генералам Яблочкину и Пржевальскому произвести перегруппировку. Ударом 123-й пехотной дивизии в левый фланг турок и 3-й пластунской бригады в правый их фланг продвижение было остановлено.

Из 60 офицеров и 3200 нижних чинов полковник Литвинов недосчитался 43 офицеров и 2069 нижних чинов. 19-й Туркестанский стрелковый полк своей кровью спас положение всего Кавказского фронта, положив на месте 6000 турок. В рукопашном бою стрелками был поднят на штыки начальник 10-й турецкой дивизии сын Абдул Гамида. В дальнейших боях 490-й пехотный Ржевский полк захватил знамя Сводно-Гвардейского турецкого полка.

Сдержав 5-й и 12-й турецкие корпуса на трапезондском направлении охватывавшими их контратаками V Кавказского и II Туркестанского корпусов, генерал Юденич перешел в энергичное наступление I Кавказским корпусом на 9-й и 11-й турецкие корпуса у Мамахатуна. 23 июня 39-я пехотная дивизия опять схватилась с пятью турецкими и в ночь на 25-е нанесла им решительный удар. 27-го был отобран Мамахатун, и турки отброшены далеко к востоку. Июньские бои на мамахатунском направлении были упорны и кровопролитны. Бакинский полк взял 63 офицера, 1500 аскеров и 2 орудия. Всего здесь было захвачено около 4000 пленных.

Юденич решил развить это наступление и овладеть важнейшим узлом сообщений Анатолии — Эрзинджаном, желая лишить III турецкую армию главной ее рокадной линии. I Кавказскому корпусу надлежало атаковать Эрзинджанскую группу турок (9-й и 11-й корпуса) фронтально, а II Туркестанскому корпусу — обойти ее левый фланг, сбив предварительно 10-й турецкий корпус. V Кавказский корпус обеспечивал всю операцию на крайнем правом фланге общего расположения, преследуя разбитый 5-й турецкий корпус и перевалив Понтийский Тавр.

Сбив рядом крепких ударов 10-й корпус, туркестанцы и пластуны II корпуса заняли 2 июля Байбурт, широко охватив левый фланг Эрзинджанской группы турок. В боях вокруг Байбурта нами взято 138 офицеров (4 командира полков), 2100 аскеров, знамя, 6 орудий и 8 пулеметов. В то же время с фронта I Кавказский корпус форсировал Кара-Су, опрокинул 9-й и 11-й турецкие корпуса, и 10 июля 39-я пехотная дивизия ворвалась в Эрзинджан. В Эрзинджан первыми ворвались дербентцы, форсировавшие Мурад-Чай по грудь в воде.

Оборонительными июньскими и наступательными июльскими операциями наша Кавказская армия совершенно разгромила III турецкую армию и, взяв Эрзинджан, смогла обратиться на нового врага. За июньские и июльские бои нами взято (согласно труду генерала Масловского) 17000 пленных. О количестве захваченных трофеев сведений нет. Подсчитывая и пересчитывая по много раз бомбометы и пулеметы, захваченные армиями Брусилова, Ставка совершенно игнорировала Кавказский фронт. Из реляций на статутные награды можно установить взятие с боя двух знамен. Орудий захвачено около 20, примерно 50 пулеметов.


ремонт квартир под ключ