Усмирение Трансильвании

Семиградье занимала армия генерала Бема — 32000 человек, главным образом ополчения секлеров, при 110 орудиях. Повстанцы были хозяевами всей страны, за исключением крепости Карлсбург, защищавшейся слабым австрийским гарнизоном. Немногочисленный австрийский корпус графа Галаса вынужден был отступить за линию границы в Западную Валахию.

Для истребления армии Бема и усмирения Трансильвании командир нашего V корпуса генерал Лидере имел около 35000 сабель и штыков. Силы эти составляли две отдельные группы, отстоявшие одна от другой свыше чем на 300 верст. Северная группа генерала Гротенгельма — 10 500 строевых, 24 орудия (части 10-й и 13-й пехотных дивизий) — сосредоточилась в Буковине у Дорна-Ватры и должна была двигаться в общем направлении с северо-востока на юго-запад. Южная группа самого Лидерса — 25000 человек, 56 орудий (части 14-й и 15-й пехотных дивизий) — сосредоточилась в Валахии у Предяла и должна была нанести удар с фронта в направлении с юга на север, форсировав главный хребет Трансильванских Карпат. Подчиненный генералу Лидерсу корпус Клам-Галаса (к июню — около 10000 бойцов) составлял в Западной Валахии крайний левый фланг нашего расположения. Войдя в Трансильванию, обе русские группы — отряды Гротенгельма и Лидерса — должны были пойти друг другу навстречу и соединиться, действуя по обстоятельствам.

6 июня войска генерала Лидерса сосредоточились на границе Трансильвании у Предяла. Главный удар решено было направить через Темешское ущелье на Кронштадт. Большинство городов Трансильвании имеет три названия: немецкое, венгерское и румынское. Так, Кронштадт — Брассо, Брашов, Германштадт — Надь Себен, Сибиу, Клаузенбург — Колошвар, Клуж, Гроссвардейн — Надь Варад, Оредеа Маре и так далее. Мы придерживаемся немецкой номенклатуры, как наиболее известной. 7 июня Лидере лично повел свой отряд на Предял, сбил венгерский авангард, 8-го с боем форсировал Темешское ущелье и овладел Кронштадтом. Чрезвычайно сильная венгерская позиция была взята двойным охватом. Венгров перебито 400 человек, захвачено 150 пленных (в том числе начальник венгерского отряда Киш), 1 знамя и 5 орудий. Наш урон 1 генерал, 10 офицеров, 115 нижних чинов. Отряд полковника Энгельгардта, двинувшись Терценским ущельем, вышел вперед главными силами, служа им как бы авангардом.

Отброшенные по всему фронту неприятельские войска — корпуса Галь Шандора и Георги — сосредоточились у Кедзы Вашаргели и Чик Середы. Бем с главными силами находился в буковинском направлении против Гротенгельма. Генерал Лидере решил передать управление занятыми областями и охрану тыла и этапов австрийцам, а русские войска, как более высококачественные, сохранить для активных операций. Но для этого надо было еще открыть австрийцам дорогу в Трансильванию — корпус Клам-Галаса не был в состоянии форсировать Краснобашенного ущелья{87}, запирающего доступ из Валахии к Германштадту.

Выяснив обстановку и дав отдохнуть войскам. Лидере двинулся на Чик Середу и 23 июня разбил здесь Галь Шандора и Георги. Авангард его 1 июля занял Фогараш. В этих делах взято до 800 пленных и 4 орудия. Наш урон незначителен. Разделавшись с неприятельскими войсками. Лидере двинулся 6 июля на Германштадт, перешел 7-го через Верхнюю Ольту и отрезал от Германштадта отряд се клеров, занимавший Краснобашенный перевал (отряду этому пришлось сдаться туркам в Западной Валахии). 9 июля русские взяли Германштадт, приобретя широкий плацдарм (Кронштадт — Германштадт) для дальнейших операций и сообщения со своей базой в Валахии.

Тем временем отряд Гротенгельма медленно двинулся 7 июня от Дорна Ватры. 15-го числа он был атакован Бемом (до 7000 человек) у Русе-Борго, но отразил нападение. Гротенгельм не преследовал. 19 июня Бем придвинулся к русской позиции, но не рискнул ее атаковать. 27-го числа Гротенгельм скрытно снялся с позиции, чтобы атаковать противника, но Бем не дал застать себя врасплох, ловко уклонился от боя и, не надеясь на свои силы, отступил. 4 июля Гротенгельм разбил венгерский заслон Дамаскина, 5-го перешел Быстрицу и 11-го занял Сас Реген. Несмотря на все успехи, оба русских отряда — Лидерса и Гротенгельма — не имели сведений друг о друге.

Энергичный Бем сосредоточил тем временем к 7 июля до 12000 бойцов и 50 орудий у Чик Середы. Оставив заслоны против русских отрядов (наступавшего на Германштадт Лидерса и шедшего на Сас Реген Гротенгельма), он выслал корпус Галь Шандора на австрийцев, а сам с 4000 секлеров устремился между Гротенгельмом и Лидерсом на Ойтузский перевал в Молдавию с тем, чтобы поднять страну в тылу русских. Ойтузское направление прикрывал всего один батальон Литовского пехотного полка, оказавший (у Хиржи) геройское сопротивление, но не бывший в силах остановить неприятеля. Однако расчеты Бема не оправдались молдаване и не подумали восставать, и венгерский вождь, разочаровавшись, уже 15 июля возвратился в Трансильванию, где обстановка тем временем не замедлила для него сложиться угрожающе.

* * *

Заняв Германштадт, Лидерc привел в порядок войска и дал им отдохнуть. Он хотел было идти на деблокаду Карлсбурга, но сведения из восточной Трансильвании (о набеге Бема на Молдавию) заставили его выступить 14 июля на Сегешвар, куда его отряд (7000 бойцов и 32 орудия) прибыл 17-го числа. В Германштадте был оставлен генерал Гасфорд с отрядом в 4000 человек при 12 орудиях. Узнав об уходе Лидерса с большей частью войск, венгры (корпус Штейна — 3500 человек) пытались было овладеть Германштадтом, но 20 июля были разбиты Гасфордом{88} при Кельнеке. Наш урон при Кельнеке всего 64 человека. Венгров убыло 1200 (треть их отряда), главным образом пленными. Нами взято 2 знамени и 2 орудия.

19 июля Бем с отрядом в 8000 атаковал генерала Лидерса при Сегешваре, но потерпел полное поражение. Под Сегешваром наш урон составил: 1 генерал, 7 офицеров, 250 нижних чинов. У венгров перебито 1200, взято в плен 500 с 8 орудиями. Однако Бем не пал духом. Бросив разбитые под Сегешваром войска, Бем ускакал в Марош Вашаргели, где имел еще 8000 при 17 орудиях, и ринулся с ними на Германштадт, чтобы разбить Гасфорда.

После сегешварской победы Лидере двинулся на Ма-рош Вашаргели и 22-го наладил, наконец, связь с Гротенгельмом. На следующий день, 23-го он узнал о движении Бема на Германштадт, угрожавшем гибелью слабому отряду Гасфорда. Благодаря нечеловеческому усилию славного своего отряда, прошедшего форсированным маршем 24 июля в палящий зной 85 верст, Лидерсу удалось предупредить Бема и выручить Гасфорда. 25 июля в бою под Германштадтом венгерская армия была разбита. У Гасфорда было 4000 человек при 12 орудиях, стесненных обозами всего V корпуса. Гасфорд держался весь день, прикрывая отход этих обозов и потеряв 14 офицеров и 337 нижних чинов. 25 июля утром подошел Лидере (прошедший в 3 дня 150 верст по горным тропам), и венграм пришлось принять бой на той же невыгодной позиции, откуда они накануне оттеснили Гасфорда. Нами взято 14 орудий и более 1000 пленных. Преследуя, Лидере нанес поражение последнему еще не расстроенному венгерскому отряду корпуса Штейна 30 июля при Мюленбахе. При Мюленбахе у Лидеров было 10000 с 46 орудиями, у Штейна — 8000. Бой был кратковременным, венгерский корпус сразу опрокинут. Венгров перебито свыше 500, 1772 взято в плен с 13 орудиями. Наши потери: всего 5 нижних чинов убито, 5 офицеров и 29 нижних чинов ранено. 3 августа отряд генерала Гротенгельма занял Клаузенбург.

Трансильванская венгерская армия Бема перестала существовать, ее остатки в количестве 7000 человек при 74 орудиях сдались 6 августа — через пять дней по капитуляции главной армии Гергея при Вилагоше.

13 августа положил оружие последний венгерский отряд в Трансильвании. Лидере отвел свои войска в Германштадт, а затем вывел их назад в Валахию, оставив в усмиренном крае 15-ю пехотную дивизию.

* * *

В Венгерском походе приняло участие до 170000 русских войск. Кровавые потери немногим превысили 3000 человек (708 убитых, 2447 раненых), зато заболеваемость составила как раз половину всей армии (заболело 85 387, из них умерло — главным образом холерой — 10 885). Потери от болезней превысили боевые в 28 раз. Материальные расходы составили 47 500000 рублей, принесенных в жертву (с 12000 русских жизней) бескорыстной метафизике Священного союза.

Кампания длилась всего два месяца. Июнь — медленное, прерываемое всякого рода препятствиями (холера, недостаток продовольствия) движение армии Паскевича от Карпат к Будапешту — с северо-востока на юго-запад. Июль — погоня за армией Гергея, движение левым плечом вперед (по часовой стрелке) вокруг Восточной Венгрии. Трансильванский поход, ведшийся как бы на обособленном театре войны, представляет самостоятельный блестящий эпизод этой кампании.

Венгры — храбрые солдаты. Со всем этим их ополчения 1848–1849 годов типичные импровизированные войска — нам не приходится считать противником вполне равноценным. Таковым они могли быть разве для растерявшихся австрийцев либо для импровизированных же войск Елачича.

Занимая центральное положение относительно своих многочисленных противников, армия Гергея могла бы применить маневр по внутренним операционным линиям. Этому препятствовало, однако, как отсутствие связи между северным и южным театрами военных действий (на Дунае переправ, как мы знаем, не было), так и неспособность главного руководителя восстания Кошута{89}, все время ссорившегося с Гергеем. Кадры высшего командования венгерской армии носили тот же импровизационный характер, что и войска. Видные места занимали бывшие генералы польской службы, вожди восстания 1831 года. Инсургенты сделали ценное приобретение в лице Бема, но прогадали на Дембиньском.

Гергей, как полководец, оказался вполне на высоте своей трагической задачи. Его фланговый марш от Вайцена на Мишкольц — Токай — Дебречин блестящий выход из критического положения (по идее своего рода стратегический Цорндорф) следует считать образцовым как по замыслу, так и по выполнению. Бем уступает ему в стратегическом отношении (разбросал свои силы отдельными отрядами по Трансильвании), но зато в совершенстве владеет своей оператикой, являя нам пример энергичного, никогда не падающего духом вождя. В его лице доблестный Лидере встретил достойного противника.

В этот поход князь Варшавский дал одни лишь отрицательные образцы полководчества. Находясь во главе стотысячной армии, он не сумел разбить втрое слабейшего противника. У него нет глазомера — он вдвое переоценивает силы неприятеля; его решения, к тому же излишне робкие, всегда запаздывают. Против него 30000, он считает их в 60000, а действует так, как будто против него 200000. Весь поход Паскевич командовал армией, как ротой. Один лишь пример дебречинского боя, когда он подводил свою армию к полю сражения (против слабого неприятельского отряда) на протяжении целых 25 верст в развернутом боевом порядке, дает красноречивую оценку его полководчеству.

Огромное большинство частных начальников, воспитанных в обезличивавшей школе Паскевича, проявили нераспорядительность и мешкотность.

За всю кампанию главной русской армией не было дано ни одного генерального сражения. Два сколько-нибудь крупных дела — Вайцен и Дебречин.

Под Вайценом Засс преждевременно раскрыл намерение главного командования, благодаря чему венгерской армии удалось избежать гибельного для нее генерального сражения. Вообще же посылка отряда Засса явилась ошибкой, аналогичной той, что будет сделана пять лет спустя, когда двинут на Балаклаву отряд Липранди и укажут союзникам их слабое место. Разрозненное, путаное ведение боя под Дебречином возвещало Инкерман и Черную (кавалерийская дивизия, потерявшаяся в кукурузе, может даже служить прообразом блуждавших в гаоляне орловских рысаков).

Обращает на себя внимание неиспользование конницы. Князь Варшавский имеет при себе 120 эскадронов и сотен, а его армия продвигается все время ощупью, совершенно не осведомленная о противнике, не зная, что творится в одном-двух переходах. Лидере в Трансильвании применяет свою конницу гораздо удачнее, как на разведке, так и в бою. Под Германштадтом все дело решила блестящая атака одесских улан, под Мюленбахом — наскок донцов Суворовского полка.

В эту войну, как уже в Польскую, выявились недочеты нашей военной системы, сошедшей со времен Императора Павла со своего исторического национального пути. И с каждой последующей войной — в Крыму, на Балканах, в Маньчжурии недостатки эти станут сказываться все более катастрофическим образом…

С момента вмешательства России борьба венгров за независимость была делом конченым. Этим объясняется ненависть венгров к России, ненависть, искусно поддерживавшаяся все время австрийским правительством и давшая такие бурные всходы шестьдесят пять лет спустя. Вот чем объясняется бешеный порыв мадьярских полков под Красником и Томашовом в августовские дни 1914 года! Внуки мстили за дедов — мстили под знаменами тех Габсбургов, на которых как раз восставали эти деды… Мудрой политикой можно действительно добиться всего!

Император Николай Павлович успел еще при жизни испытать то, что у нас наивно стали называть австрийской неблагодарностью. Неблагодарность эта отравила последние дни Государя, но имела то положительное значение, что исцелила нашу политику от тлетворного влияния Священного союза. Впрочем, вполне избавиться от донкихотства — применения обывательской морали к государственной жизни — нашей политике так никогда и не удалось…


http://www.parketcity-ufa.ru/ однокомпонентный клей для паркета.